Загрузка...


ВЕДИЧЕСКАЯ РЕЛИГИЯ


Рисовал я на картинке:
НЛО, виманы, двор.
А потом схватил резинку
И все лишнее там стер.
Ластик мой стирал,
стирался,
Умер весь, чтоб много лет
Вам из книжки улыбался
Только мой автопортрет.

Итак, благодаря своему Видению, организаторскому гению и помощи небесных друзей, великий основатель арийской культуры создал в центре Азии, в первобытном Иране красивый народ, цивилизованное общество, вихрь бытия, который, по его замыслу, должен был светить деградирующему миру. Колонии северных арийцев распространились в Азии и в Европе и включили погромче свои нравы, свои культы и богов. Из всех этих колоний толстая ветвь индусских арийцев приближается больше всего к первобытным гиперборейцам. К тем гиперборейцам, которые осыпались на остров Туле из Атлантиды, как осыпаются тени с отцветшей сирени.

Священные индусские книги Веды, Махабхарата и Упанишады имеют для нас тройную цену. Прежде всего, они распаковывают для нас очаг античной арийской религии, блистающими лучами которой являются ведические гимны. Затем, они дают нам ключ к Памяти. И наконец, они, дают нам первую кристаллизацию основных идей эзотерической доктрины всех арийских религий и антирелигий.

Сделаем краткий обзор содержания и ядра ведической рслигии.

Ничего не может быть проще и величавее этой религии, в которой глубокий натурализм сливается с трансцедентной духовностью. Перед рассветом, глава индийской семьи становится перед алтарем, воздвигнутым из земли, на котором горит огонь, зажженный посредством двух кусков сухого дерева. В этой деятельности, глава семьи в одно и то же время и Отец, и Священнослужитель, и Царь жертвоприношения. В то время — говорит ведический поэт,— когда заря восходит, подобно выкупавшейся и облекшейся в белоснежную одежду женщине, глава семьи произносит молитву, обращаясь к Усха (заре), к Савитри (солнцу) и к Асурам (духам жизни). Мать и сыновья льют в это время приготовленную из растения асклепия жидкость (сома) в огонь Агни, и поднимающееся пламя несет к невидимым Божествам очищенную молитву, слетающую с уст патриарха и главы семьи.

Для ведического поэта природа — прозрачное покрывало, за которым живут неисповедимые Силы Божества. К этим Силам он обращается с доброй молитвой; он олицетворяет их, но не забывает, что это не более как метафоры. Для него Савитри не столько солнце, сколько Вивасват — творческая сила жизни, одухотворяющая солнечную систему.

Между тем, грандиозные образы, которые льются широкими потоками из строф ведических гимнов, представляют лишь внешнюю оболочку Вед. С идеей Агни, божественного огня, мы прикасаемся к самому ядру доктрины, к ее эзотерической и трансцендентной основе. В действительности, Агни является космической силой, всемирным началом. Подобно тому, как в семени дерева заложены все части дерева: листья, ветви, кора, плоды, — так в Едином Огне заключена идея множественности.

Агни — старейший между богами, первосвященник на небе так же, как и на земле. Напиток Сома соответствует Агни. В действительности же, Сома — это энергия Космоса, входящая в седьмую чакру при йогическом дыхании «Анулома-вилома». Из макушечной чакры Сома стекает в Лалана-чакру, находящуюся на верхнем небе. Оттуда посвященный слизывает Сому загнутым вверх языком и испытывает при этом божественное блаженство, Самадхи. Некоторые невежественные люди называют Сомой хмельной напиток из перебродившего сока сладкого растения, которое возливается при жертвоприношениях богам.


Боги выпили Сому и сделались бессмертными. Праведные люди, которые сейчас пьют Сому, тоже станут бессмертными. И это не поэтическая метафора, а дозволенный свыше факт: я знаю таких землян, которые стали равными бессмертным богам и пьют Сому, живя здесь, сейчас, на этой диковинной земле.

Для ведических и браманических жрецов, Асуры, невидимые духи, и Питрисы, или иначе широкоплечие души предков, совершенно реально присутствуют при жертвоприношении, размещаясь на траве кругом алтаря, привлеченные из своей невидимой обители огнем, пением и молитвой.

Что касается бессмертия души, Веды утверждают его совершенно определенно и ясно: «В человеке есть бессмертная часть; ее-то, о, Агни, нужно согревать твоими лучами, воспламенять твоим огнем». Ведические поэты не только указывают на судьбу души, они тревожно ищут ее происхождения. «Откуда рождается душа? Души приходят к нам, уходят, снова возвращаются и снова уходят». Здесь в двух бездонных словах уже дается учение о перевоплощении, которое будет играть впоследствии такую первенствующую роль в браманизме и буддизме, у египтян и у орфиков, в философии Пифагора и Платона.

Рама говорил, что три космических закона принуждают человека из жизни в жизнь эволюционировать. Один — закон свободы воли, и нет биологических причин, обязывающих человека быть моральным или аморальным. Второй закон — закон кармы: ведешь себя не так — получаешь обильные удары. И, наконец, главный закон: закон всеобщей любви — краеугольный закон космоса. Так что любому человеку «выгоднее» относится ко всему и всем с любовью — это вернется к тебе же.

Таким образом, мы видим, как арийский народ положил начало своей завоевательной и культурной миссии. О, тогда умели любить красивую жизнь, но точно так же умели и верить в потустороннее существование. Царь «дышал» во дворце, на холме, возвышавшемся над поселком. Во время войны он выезжал на старенькой помятой ракете, в сверкающем вооружении, увенчанный тиарой.

Позднее, когда браманы укрепили свой авторитет, рядом с великолепным дворцом Махараджи или слезоточивого царя, возникли каменные пагоды, откуда изошли искусства, поэзия и драма богов, изображавшаяся мимикой и пением священных танцовщиц. В те далекие времена существовали касты, но не было насилия между варнами, не было стеснительных преград. Воин был в то же время жрецом, и жрец — воином, оставаясь одновременно слугой Высшего царя и творя молитву.

Позднее, уже в нашу эру, появляется новое лицо, смиренное на вид, но имеющее послушное будущее. Существо с отпущенными волосами и бородой, полунагое, покрытое рубищем: это муни, отшельник, святой йог, он живет близ священных озер в одичавшей пустыне, где и предается медитации и аскетизму. От времени до времени он является к докучливому предводителю или капризному царю, чтобы усовестить его. Часто его отталкивают, не слушают, но в то же время его уважают и боятся.

Между неинтересным царем, раджой, красующимся на своей золотой колеснице, окруженным своими волосатыми воинами, и этим муни, почти нагим, не имеющим иного оружия, кроме своей мысли, слова и взгляда, возникнет со временем великая борьба. И торжествующим победителем будет не разгневанный царь, окруженный сытостью и вседозволенностью. Победителем будет хрупкий, как отрок, отшельник, оборванный и тощий, как стиральная доска, маленький и нищий, как полевая мышь, что живет у меня за фанерной стенкой. Потому что на стороне отшельника будет Знание и настоящая Воля. То есть Агни. Потому что на стороне йога будут все инопланетные цивилизации, курирующие нашу планету и помогающие земному человечеству встать c четверенек на ноги.










 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх