Загрузка...


Чур и волк

Я сейчас расскажу одну историю, коротенькую — и только по её завершении вы на любом числе деталей, взятых из живой жизни, проверите, справедлива эта история или нет.

Сначала история, а потом доказательства, а не наоборот, как обычно происходит в моих книгах.

Итак, жил-был Прапредок. Ведающие потомки назвали его Чур (Ч-Р — «воплощение совершенства», «само совершенство»). А ещё его называли Ваней (ВН — «лучший»). Ваня-Иван был Гением — и благородней его не было никого. А благородство немыслимо, среди прочего, без готовности не задумываясь отдать свою жизнь ради спасения друга.

«Друг» — это не посиделки в бане, не выпитые вместе декалитры пива, а Р-ГД. Или ГР-Д.

ГР-Д — «совершенная мудрость» (гуру, агора, угорье и т. п.). Насколько я понимаю, совершенной мудростью обладает только Прапредок. Прошедший инициацию «волк» — уже следующая ступень.

Теперь Р-ГД: «воссияннейший из предков». Опять тот же результат — Прапредок!

Общий смысл прочтений по Гребню Девы: только тот тебе до конца друг, кто обладает высшей мудростью, то есть «принявший дух волка», то есть воскресивший собой предков. А не обладающий ГР — и не захочет, а волчью яму тебе выроет.

Долго ли, коротко ли, а возникла ситуация, в которой Прапредок не побоялся пойти на смерть, чтобы спасти друга — погибающего волка. Погиб или не погиб в результате Прапредок — пока не важно. Главное — готовность спасти друга даже ценой своей жизни, стресс от опасности, грозящей им обоим, и волк, который отныне в веках становится «инициирующим предметом» той древней ситуации. «Предмет» даже не сам волк, а тот особенный взгляд, который неповторим, который бывает единственно при обоюдной смертельной опасности, из которой выход — самопожертвенная гибель одного из друзей.

Чур опередил — погиб он.

А волк оказался в должниках.

Волк оказался спасён.

Спасённый волк был благороден — и он сам, и его потомки отныне понимали жизнь так, что их жизнь принадлежит не им, а Чуру.

Чтобы остаться в мире благородства, надо воскресить отдавшего за тебя жизнь.

Механизм воскрешения, напомню, прост: надо спровоцировать ситуацию, в которой потомок Прапредка — непременно герой, то есть прошедший посвящение в культе воды и, желательно, и земли тоже, — окажется в стрессовой ситуации и увидит глаза стоящего в преддверии гибели волка. Тут-то Прапредок и воскресает.

Волк — апостол, то есть благороден, то есть тоже готов ради воскрешения Чура положить всего себя — и свою жизнь тоже. И волчата его тоже такие — ради воскрешения Чура готовы возрастать, чтобы отдать свою жизнь.

Вспомните легенды, из которых следует, что инициация Великого Атамана происходит в момент смерти матёрого волка (или за секунды до его смерти!) — добровольной жертвы. А «Весьёгонская волчица»? Там тоже Егор бросает всё и пытается спасти раненую волчицу.

И через 17 лет после первой публикации «Волчицы» Борис Воробьёв на логическом уровне ни слова не знал из того, что написано в этой книге. А всё описал тютелька в тютельку. Это говорит о том же, о чём и моё ощущение счастья от спасения волка. Это естество руса — и Путь одновременно.

Кстати, а почему матёрый волк именно матёрый? К особи женского пола, с которой ассоциируется это слово, матёрый волк отношения не имеет? Гребень Девы даёт ответ. МТ-Р — «великая мать», «совершенная мать». Мудрый Волк, Бирюк потому «мать», что только он и может «породить» Великого Атамана, Отца народов, Личность, Прапредка.

Подчёркиваю, волки готовы делегировать на красотную (крёстную) смерть лучшего из лучших всепланетной своей стаи не ради Егора (персонаж «Весьёгонской волчицы») как такового, не ради его красивых глаз или необыкновенных талантов. Бирюк готов на красотную смерть ради воскрешения Чура — который может воскреснуть в теле всякого, выбравшегося на Воргу. «Егор» ценен тем, что он ГР, «мудрый», то есть обладает достаточным внутренним величием, чтобы созерцать самопожертвенного Прапредка.

Эта древняя история о великой дружбе двух Совершенных многое объясняет. Она объясняет все странности поведения волка. Объясняет она и странности поведения человека — у деградантов необоснованный страх перед волком, а у личностей, наоборот, готовность волка спасти. Клевета на волка тоже понятна, как и сила вокруг него эмоций.

Объясняет и то, почему высшей инициацией является именно контакт с волком, именно погибающим. И циркуляцию в этот момент в «системе» духа смерти. В самом деле, наивысшая точка развития Гения — его зрелость, последнее мгновение перед гибелью в бою за жизнь брата. Если бы Прапредок умер от старости, глядя в глаза столь же дряхлого спутника-волка — то всякий прошедший высшую инициацию «волк» тоже бы умер.

Но воскрешённый Чур не дряхл.

Сталин, воскресив Чура, может продолжить его жизнь.

Может быть, воскрешение Чура резко изменит всё.

Вернёт космосу состояние вселенной.

Конечно, есть некоторые неясности: у Прапредка была спутница — и неизвестно была ли она половинкой, то есть ПЛ, «волчицей», совершенной. Может, и была, но в какой-то момент супруга предала — тут и возникла смертельная для одного из друзей ситуация.

Неизвестно, в каком количестве были вокруг двуногие без перьев и с плоскими ногтями, и каков был их духовный рост?

Да и волк был ли с волчицей, неизвестно, сколько было вокруг волков, да и были ли они вообще?

Если были и не отождествляли себя с погибшим волком, то их потомки — простое хулиганьё и достойны отстрела.

Но как бы то ни было, эта история, которая архетипически воспроизводится и в жизни людей, и в жизни волков, объясняет странности, «нелогичные» поступки волков. Во всяком случае, намного лучше, чем концепция волка как желудка на четырёх ножках, озабоченного только размножением, как то следует со слов волкоубийц, уж точно никак не гениев.







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх