Загрузка...


Тайна коваля

Напомню, как раскрывается смысл слов «коваль», «кузнец» и «валда» при помощи Гребня Девы. Ясно, что, будучи объединены горном и кувалдой, они отличаются внутренним миром.

Сооружение, посвящённое Деве — беседка, такая, какую Сталин строил на всех объектах под условным обозначением «дача» (Ч-Д — «обитель совершенства», «совершенная обитель»).

Беседка (К-СДБ) — «великая судьба».

В этом месте корректор на полях написала, что ей непонятно каким образом я группирую согласные. Дескать, число вариаций огромно. И попросила объяснить. Отвечаю: это тема другой книги, предыдущей — «Сталин: Культ Девы». Число комбинаций ограниченно. Для тех, кто сам пытался «прочесть» слова, всё просто. Это практически все читатели, которые выходили на контакт. Но обращаю внимание: «Культ Девы» вещь, в сущности, не оконченная. У целого ряда букв не прописано противоположное значение. Прописать самим легко: начните как Сталин и Меняйлов читать словари. Сразу же найдёте множество слов от корней, которые употребляются в русском языке только с одним значением. В период работы над «Культом Девы» у меня ещё не сложилась привычка читать словари иных языков.

Если в беседку ведающий внесёт наковальню, кувалду и меха (уж не из шкурок ли лисы должны изготавливаться настоящие меха?), то строение обретает название «валдай».

В храме Девы, валдае, валдой называется только тот из работающих с огнём, кто свой Путь сумел проложить через Прародину.

Если человек с кувалдой вообще не понимает, что это такое Варга — то он всего лишь кузнец.

Таким образом, слово «кузнец» указывает на то, что в храме могут быть только руки без головы. Храм только по внешнему виду — кузница.

Слово «валда» указывает на Деву — ВЛ-Д; ЛД-В; ДВ-Л.

Слово «коваль» указывает на волка. Уметь поклониться самопожертвенности волка — это великое духовное достижение. Пусть ещё и не паломничество к полярному волку и даже к духу волка.

Постиг отличие смыслов слов проводящего у горна через огонь к волку — понял всю Воргу.

Однако зайдите в магазин эзотерической литературы, заваленный тысячами изданий — и ни в одной из книг вы не найдёте о сакральном пути кузнеца ничего.

Как, впрочем, не найдёте и упоминания слова «ворга», хотя это слово на территории России употребляется от Псковской области до Приморья. И за пределами России тоже — по всей Евразии. Но сейчас речь не о реальной ценности реального потока коммерческой продукции издательств — а о Ворге Девы.

Почитаем, что о кузнецах сообщает наилучший на сегодняшний день источник. Берём официальный «Мифологический словарь» советского времени — то есть каждое слово в нём взвешено.

Подряд цитировать — заснёте. Но по кусочкам и с обильными комментариями можно вкушать. Вполне.

«КУЗНЕЦ в мифологии персонаж, наделённый сверхъестественной созидательной силой, связанной с огнём, и обладающий функциями демиурга — верховного божества или бога — помощника одного из главных богов, культурного героя и (или) предка. К. может создавать не только любые орудия из разных металлов (ср. Тувалкаина, ковача всех орудий из меди и железа), но и волшебное оружие героев: палицы (палицы, созданные божественным мастером Кусар-и-Хусасом для громовержца Балу, в западносимитской мифологии), щит» и т. п.

Цитировать тарабарщину этой статьи особенного смысла нет. Методика написания научных текстов о предметах, которые авторы не понимают, проста: умники начинают морочить голову — чтобы создалось впечатление, что понимают. Техника: двусмысленность.

Так кто же, судя по приведённому тексту, кузнец: главный или на подхвате?

Непонятно. Двусмысленность.

А потому непонятно, что авторам вбили в подкорку, что многобожие — это когда на облаках много-много развесёлых мужиков и баб в белых балахонах друг с другом разбираются, кто кого круче. Естественно, при таком постулате не разобрать, кто на небесах командует и кем, и вообще командует ли.

Как я уже говорил в других книгах, слово бог (Б-Г) означает «путь познания». Или «путь ведающего (шамана, кама и т. п.)». А ещё — «источник ведения». Но источник всё равно подразумевает движение, Г, путь. Опять любимая Сталиным диалектика.

В таком случае, многобожие в изначальном смысле — это образное описание оптимальной последовательности работы с сущностями (постижение даётся не через чтение текстов, а только через дело — ЛД, созидание, отдал себя всего — познал слово Девы), на первом витке Спирали. Это — овладение пронизывающими вселенную стихиями, символизируемыми теми или иными субстанциями (огнём, водой, землёй, солнцем-воздухом-гармонией и т. д.). Только при таком взгляде один и тот же бог может оказаться как главным (путь познания надо начинать с него), так и самым малым (он даёт лишь начатки ведения).

Оба в одном лице.

Главный — потому что мимо него не пройти, он — врата. Вспомогательный — потому что он даёт лишь начало ведения.

Читаем дальше: «…Кузнец … создаёт самые разные предметы и их изображения (скамеечки для ног, туфли, чаши, как Кусар-и-Хусас), включая и целую модель мира в металле (как щит, сделанный Гефестом), основные небесные светила — солнце и луну (как Ильмаринер или Телявель). Кузнец может выковать песню, свадьбу, слово (в мифах и обрядовом фольклоре балтов, славян, германцев). Характерная функция кузнеца — строительство им дома себе (например, Гефест) и другим богам (в мифах первых изобретателей железа, хатти или «протохеттов», Хасамиль строит дом богу-солнцу Эстану с помощью железного молота и железных гвоздей, Кусар-и-Хусас строит дом для Балу)…».

«Построить дом», видимо, означает: дать ведение тому, кто его ищет, помочь этот «дом» увидеть и войти в него. Направление движения именно таково: от огня, через воду к просторам основы исконной веры, к максимально достижимой гармонии (Ра-air) элементов.

В общем, весь прочий мифологический материал в том же духе: кузнец главный, но одновременно для возрастания лишь опора.

Кузнец в огне отрывает гения, в воде закаливается братское общение с героями, путник вызволяется в путешествиях по Земле, хозяин — после того как сокол, олень и канака подготовят его к встрече с волком и эта спасительная встреча состоится.

Но ученика-рубку надо найти ещё в юном возрасте — чтобы он успел. Успел пройти всю Спираль. Успеть — это проблема. Олимпийских чемпионов тоже начинают тренировать отнюдь не в старческом возрасте.

Именно поэтому воспитание Хозяина — дело общенародное. Иными словами, подвести к огню необходимо каждого мальчика народа. В какой бы глуши, наподобие Гори, он ни жил.

Вспомним жизнь русских: горшечники были не в каждой деревне, а вот кузнецы — в каждой. Кузниц бывало в селе до трёх. И не было в русском селе мальчика, который бы не оказывался на пороге кузницы во время «священнодействия» кузнеца.

Может показаться, что научно-техническая революция изжила кузницы навсегда. Нет, дескать, в век штамповки на их восстановление ни малейшей надежды. Но это не так. Все материальные феномены общественной жизни субъективны — и отражают желание правителя или кукловодов этого правителя. Предположим, что мыслящим помогут понять, а быдлу сделают внушение, что домашнее счастье состоится в том, и только в том случае, если глава семейства самолично откуёт варгу. Или хотя бы оба супруга с горячим металлом просто соприкоснутся.

Проще говоря, придёт, как предречено, прорусский правитель и это объяснит.

Тут же всё изменится, как по волшебству. Повсюду запылают горны, и музыкой зазвучит перезвон кувалд.

Девушки поумнее да покрасивее за тех, кто не поработал в кузнице и не отковал амулеты счастья, не то что замуж выходить не будут, но даже в их сторону и не взглянут.

Так что и при современной штампованной технологии место для кузниц есть.

И возвращение огня в горны непременно произойдёт — при следующем после Сталина прорусском властителе.

Я разговаривал с директором одного из краеведческих музеев центра России (не буду выдавать имени, пусть работает без препятствий) — величие духа волка, породившего Сталина, он понимает вполне. Директор рассказал мне, как пяти или шестилетним ребёнком он, заворожённый, стоял на пороге кузницы и смотрел, как кузнец работал с раскалёнными заготовками. Ребёнка поражало, что из ничего, чуть ли не из мусора, получается вещь. А плавка и вовсе произвела сильнейшее впечатление на всю жизнь. (Я его очень хорошо понимаю: когда я, будучи одно время подпольным ювелиром, проводил плавки серебра или золота, тоже волновался несообразно простоте операции).

Тот кузнец — а дело происходило в предгорьях Алтая — детей никогда не прогонял, хотя, казалось бы, это целесообразно: путаются под ногами, всегда есть опасность травматизма, та же чешуйка окалины в глаз при ударе кувалды отскочить может. Но не прогонял.

А ещё этот кузнец странно вёл себя при выборе молотобойцев. Казалось бы, целесообразно брать матёрых мужиков. Но тот кузнец брал ребят ещё не набравших полной силы — допризывников. И часто их менял. Не прогонял — просто наступало им время идти в армию.

Такое впечатление, что тот кузнец с предгорий Алтая архетипически пропускал через преддверье как можно больше мальчиков и молодых людей — тем принося пользу много большую, чем изготовление предметов хозяйственного обихода. Это был волхв, коваль, жрец, волк.

И ещё деталь: когда тот алтайский кузнец работал, он пел. Какие песни он пел, мой информатор вспомнить не смог — помнит только, что, хотя все кругом уже пели советские песни, кузнец пел русские народные. Мне кажется, что не развлекательные, а скорее, обрядовые. А вот с каким именно текстом, мне ещё предстоит выяснить.

Когда-то в Гори стоял — как заворожённый — юный Сосо.

Кузнец не мог не обратить внимания на мальчика, с немного повреждённой рукой (после того, как он в шесть лет попал под коляску). Доделав дело, кузнец отложил молот, отпустил молотобойцев и развернулся в сторону очарованного странника.

Мальчик не отвёл сияющих глаз и не убежал.

Мастер снял со стены наконечник от копья — совершенно, казалось бы, в кузнице неуместный — и начертил им на земле в круге крест.

— Ну, пацан, что скажешь, — ровным голосом, казалось бы равнодушно, обратился к нему кузнец.

— А что это такое? — спросил мальчишка.

Лицо кузнеца окончательно просветлело. Это очень важно — смочь задать вопрос.

— Как зовут?

— Сосо.

— Хочешь, Сосо, знать тайный смысл этого знака?

— Хочу.

— Тогда будем ковать варгу. Топор то есть.

Мальчик подумал и спросил:

— А почему, когда кузнец отковывает топор, то, пока не закончит, он не имеет права даже глотка воды сделать? Почему только топор?

Кузнец ещё внимательней присмотрелся к мальчику.

— Потому что варга… Откуда знаешь?

Сосо сделал неопределённый жест здоровой рукой.

— Понял, — сказал кузнец. — Тогда приступим сразу. Но сначала тебе придётся в кузнице подмести, — и указал на веник в углу, первейший в настоящей кузнице инструмент.







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх