Загрузка...


Егор: в древней обсерватории

Я не знаю, кто как читает, но когда читал «Весьёгонскую волчицу» я, меня мучил вопрос: а почему автор, который опубликовал своё произведение в 1987-м, писал о временах ушедших, причём точно указав дату: «два года после смерти Сталина». Почему, ведь коммерчески это не оправдано?

Нет, так прямо во времена начала демократизации сказать было невозможно — тогда была запрещена не только о Сталине правда, но даже упоминание имени было, так сказать, чревато. Однако, для того, кто умеет считать всё предельно ясно: «десять лет прошло с окончания Войны» — это как раз и есть «два года после смерти Сталина. Итак, Сталин умер, а новое начальство приказало уничтожать волков. Внезапно со смертью Сталина расплодившихся.

Природа говорила прямей некуда…

«Весьёгонская волчица» потому места всех русских, что это голос в нас предка.

«…Прислонившись спиной к берёзовому стволу, Егор время от времени поправлял палкой костёр, сгребал поближе к поленьям откатившиеся уголья и поглядывал на волчицу. Она почти не дышала, и, только присмотревшись, можно было заметить, как еле-еле поднимаются и опускаются подвздошины. Кровь из раны больше не текла, видно, и течь-то было нечему…

…Время шло всё быстрее к ночи, мороз усиливался. Впотьмах Егор нарубил ещё лапника и, устроив себе настоящую постель, лёг. Никакая опасность не угрожала ему в этой темени. Стаи больше не было, другие волки рыскали далеко, а всех прочих отгонял огонь костра и волчицын запах. Зарывшись в лапник, Егор лежал и смотрел на небо.

Оно было всё в звёздах и всё дрожало, как будто еле выдерживало тяжесть звёзд. Их вид никогда особенно не волновал Егора. Он относился к ним как к чему-то само собой разумеющемуся — как к листьям на деревьях или к перьям на курице. Ну звёзды. Ну есть и есть. Не было бы их, было б что-нибудь другое. Гармония звёздного неба была ему незнакома, и если б ему сказали, что на небе можно найти чуть ли не сотню созвездий, он удивился бы, потому что знал из них одно-единственное — Большую Медведицу. Как-то так получилось в жизни, что некогда было разглядывать звёзды. И вот, в кои-то веки, он смотрел на них, и постепенно звёздная картина всё сильнее захватывала его. В прозрачности белых и голубых огней звёзды казались такими чуждыми, что брала оторопь. Это ж сколько до них?! Он и представить не мог, сколько, и лишь смутно, словно бы инстинктом живущего в нём другого существа, угадывал чудовищность расстояний. До звёзд было так далеко, что всякий путь к ним искривлялся, но никакое тяготение и никакие иные поля не могли отклонить мысль. Всепроникающая, она в кратчайший миг перенесла его к звёздам, и он ужаснулся, посмотрев с этой страшной высоты вниз.

Всё виделось ему, не стало никаких горизонтов, и можно было заглянуть за самый край. Безлюдна и темна была лежащая под ним земля. Всё спало там, и только в одном месте, как свеча на ветру, трепетал слабый костёр. И кто-то, знакомый по какой-то далёкой, словно уже прошедшей жизни, сидел возле костра и смотрел в ночное небо. И то ли живой, то ли мёртвый волк лежал рядом на красном от крови снегу. Дикий лес обступал этих двоих, но всё будто повымерло в нём или бежало прочь, как от предчувствия чьей-то близкой смерти. Она действительно была близка; её присутствие ощущалось даже здесь, на звёздных высотах, и в тот самый миг, когда она приблизилась к костру, небо над лесом прочеркнул ослепительный след упавшей звезды…

Егор очнулся. Словно что-то прошло мимо, задев его своим краем. Он привстал и почувствовал, как по спине прошёл холодок: на него смотрела волчица. Было чудом, как она, почти неживая, сумела повернуться, но теперь она лежала на брюхе и смотрела в лицо Егору неотрывным немигающим взглядом…»

Уважаемые читатели!

Кузница-валдай — рассказ о пути к Прапредку. Можно бы сделать об этом фильм. Профессиональный. Такой, чтобы кукарекнуть на всю страну.

Но дорого.

Но если каждый читатель этого тиража пожертвует всего по 200 рублей, то хватит. Решайте сами.







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх