Загрузка...


Голод


Почему голод обычно доставляет беспокойство именно женщинам? Главная причина остается прежней — про­мывание мозгов. Десятилетиями женщинам навязывали образцы идеального тела и желанного облика, а теперь, похоже, жертвами подобных приемов маркетинга стано­вятся и мужчины. Образ тела стал культурной нормой. Но женщины чаще мужчин стремятся к идеальному весу или желанному облику. Эти установки служат многим женщинам мерилом собственной ценности, нередко стиль их общения продиктован оценкой окружающих с позиций данных установок.

В настоящее время в западном обществе к еде в пер­вую очередь предъявляется требование удобства для пот­ребителей. Супермаркеты, крупные производители продуктов питания и агрессивные маркетинговые компании определяют, каким будет наш рацион. Почти вся пища, которую мы едим, аппетитно выглядит, прекрасно утоляет чувство голода, приятна на вкус — и при этом перенасы­щена добавками, солью и сахаром.

На самом деле нас обманывают. Процесс производ­ства такой пищи направлен, прежде всего, на то, чтобы при­дать еде надлежащий вид, а питательные вещества и источ­ники энергии, необходимые нам, отступают на второй план. Пища перестала снабжать нас медленно расходующимися калориями и витаминами. Она отнимает у нас энергию. Организму приходится работать упорнее, чтобы извлечь мизерные количества питательных веществ, которые еще сохранились в еде. Феноменально низкая отдача приводит к тому, что потребности нашего организма остаются неудовлетворенными, мы постоянно испытываем чувство голода. В ответ на непрестанные сигналы «хочу есть!» мы снова запихиваем в рот пишу, подвергшуюся интенсивной обра­ботке, а она откладывается на теле в виде жира.

Такую ловушку таит в себе питание продуктами интенсивной обработки. Поскольку внешность служит для женщин предметом гордости чаще, чем для мужчин, именно женщины всеми силами стараются избежать этой ловушки. Увы, зачастую они выбирают непродуктивные методы. Некоторые тратят полжизни на заботы о фигу­ре, меняя новомодные диеты как перчатки. Большинство диет создает в организме дефицит необходимых для со­хранения здоровья питательных веществ. Менять три тра­пезы, состоящие из полезных продуктов, на три стакана неизвестного вещества, по виду напоминающего состав для бальзамирования, вряд ли разумно.

Нам свойственно воспринимать голод как страшное зло. Напрасно. Ведь это не что иное, как еще один инстру­мент, которым природа наделила нас специально для вы­живания, — неважно, нравится нам это или нет. Мы уже говорили о том, как дикие животные отличают пишу от яда. Но почему дикие животные вообще хотят есть? Ответ очевиден: потому что без еды они умрут. Да, но разве они об этом знают? А может, они едят потому, что голодны?

Рассмотрим мотивы наших поступков. Ясно, что мы едим потому, что без еды не можем жить. Но случалось ли вам хоть один раз в жизни говорить себе: «Сейчас мне не­обходимо поесть, иначе я умру от голода»? Несомненно, вы бесчисленное множество раз произносили фразы: «Умираю как хочется есть!» или «Изголодался, надо бы перекусить». Но это не значит, что вы действительно умирали или из­голодались. Вы просто преувеличивали. Самое худшее, что могло случиться с вами, — обморок или головокруже­ние. Смысл ваших слов таков: «Я страшно проголодался, и мне не терпится утолить голод». Разве младенец просит есть потому, что знает — без еды он умрет? Конечно, нет; он плачет и кричит потому, что проголодался.

Голод — удивительное явление. Если в ваш раци­он входит мало бесполезных продуктов, а большую его часть составляют натуральные продукты, потребляемые регулярно, вы вряд ли проголодаетесь задолго до следу­ющего приема пищи. Значит, три раза в день вы можете доставлять себе удовольствие, утоляя голод. Разве жизнь не чудесна? Сплошные радости без единого недостатка. Возможно, у вас создалось впечатление, что полезна толь­ко еда, по вкусу напоминающая картон. А вот и нет: полезна та еда, вкус которой вам приятен. Трудно поверить, но честное слово, это правда. (Если я вас не убедил, читай­те «Легкий способ сбросить вес».)

И даже если мы понимаем, что проголодались, но по какой-то причине не можем сразу утолить голод, что в этом плохого? Ведь это не физическая боль. Да, у нас урчит в животе, но нам не больно. В сущности, это все то же ощущение пустоты и неуверенности, которое нам уже зна­комо: «Хочу есть!» Если еда в организм так и не поступит, нам будет подан другой сигнал: «Я должен поесть». Если пища слишком скудна или раздобыть ее не удалось, воз­никают страх и паника: «Если я не съем что-нибудь сей­час же, я умру!»

Напоминаю: каждый природный инстинкт, которым одарила нас природа, предназначен для выживания. От­сюда следует, что страх смерти — даже в отсутствие физи­ческой боли — действительно существует и очень силен. Этот страх вынуждает хищников, рискуя жизнью, напа­дать на здоровую, взрослую добычу, если молодая или ра­неная недоступна. Известны даже случаи каннибализма среди людей, которым было нечего есть. Возможно, вы, как и я, считаете, что никогда не опуститесь до такого уровня. С другой стороны, мы с вами никогда не остава­лись без еды больше суток.

Я уже говорил, что тяга к никотину неотличима от обычного голода. Но эта тяга оказывает более мощное воздействие. Как алкоголик с похмелья покупает не еду, а выпивку, так и курильщик, который не может позволить себе и еду, и сигареты, выбирает второе. Это происходит потому, что в среднем нам требуется утолять обычный го­лод всего три раза в день, а тяга к никотину возникает У нас гораздо чаще. Среднестатистический курильщик, который расходует пачку сигарет в день, ощущает такую тягу примерно 720 раз в год. Понятно, что мы стремим­ся избавиться в первую очередь от дискомфорта, который испытываем чаще. При расстановке приоритетов потреб­ность в никотине удовлетворяется в первую очередь.

Некоторые курильщики убеждены: они курят пото­му, что им нравится вкус сигарет или сам ритуал. Многие считают особенной первую выкуренную за день сигарету. Парадокс, но именно она вызывает кашель и усиленное слюнообразование. Такое начало дня никак нельзя назвать приятным, так почему же мы не можем обойтись без этой сигареты? Потому что восемь часов жили без никотина. Конечно, столько же времени мы обходились и без еды, но перед нами стоит задача в первую очередь удовлетво­рить потребность в никотине. Хотя опустошенность и не­уверенность, вызванные голодом, не отличимы от симп­томов никотиновой абстиненции, утоление одного никак не отражается на другом.

Представьте себе, какая путаница царит в голове у курильщика. У некурящих ничего подобного не бывает. Они тоже просыпаются с чувством опустошенности и неуверенности, но им сразу ясно, откуда оно взялось. Они помнят, что восемь часов провели без еды и потому торо­пятся позавтракать. Завтрак — излюбленная трапеза боль­шинства некурящих людей просто потому, что чем дольше голодаешь, тем приятнее утолить голод. Решив проблему голода и обеспечив организм источниками энергии и пи­тательных веществ, они забывают об ощущении пустоты, неуверенности и радуются новому дню.

Курильщики тоже просыпаются с ощущением пусто­ты и неуверенности. Те, кто выкуривает двадцать сигарет в день, обычно избавляются от абстинентного синдрома каждый час. Для них продержаться без никотина восемь часов все равно, что для некурящих прожить без еды почти трое суток. Неудивительно, что первым делом курильщи­ки тянутся за сигаретами, хотя и помнят, как неприятен их вкус. Да, после первой же затяжки они расслабляются, но пустота и неуверенность, вызванные отсутствием еды, от курения не исчезают. Из-за иммунитета курильщики избавляются от тяги к никотину лишь на время, но едва они гасят первую сигарету, никотиновая цепочка продол­жается. Поэтому одна знаменитая актриса на вопрос «Не кажется ли вам, что будет лучше позавтракать?» ответила:

«А я и позавтракала! Пятью сигаретами и тремя чашками кофе!»

Если голод, вызванный отсутствием пищи и никоти­на, неразличим, откуда курильщику знать, в какой степе­ни он вызван каждой причиной? И поскольку потребность в никотине одной сигаретой не удовлетворить, курильщик постоянно «голоден». В некоторых случаях именно поэто­му сигарета после еды так много значит для курильщи­ков. Насытившись, некурящие полностью расслабляются. Не то чтобы сигарета дополняла трапезу курильщиков — они просто не могут радоваться, пока не накормят «ма­ленькое чудовище».

По иронии судьбы, ситуация становится окончатель­но запутанной, когда курильщики прибегают к волевым методам. Пока мы курим, мы регулярно обманываемся: хватаемся за сигарету, когда наш организм нуждается не в никотине, а в пище. Другими словами, у нас появля­ется привычка заменять еду сигаретой. Но когда мы броса­ем курить, никотин выводится из организма за несколько дней, а мы продолжаем ощущать пустоту и неуверенность. И мы понимаем, что они означают «хочу курить!» Ужасная путаница: мы наперечет знаем все весомые и разумные причины, по которым больше не должны хотеть курить, и все-таки испытываем иррациональное желание взяться за сигарету. А поскольку избавляться от неприятных ощу­щений с помощью курения мы больше не можем, то пыта­емся заглушить их: едим шоколад, сосем леденцы, жуем резинку. Но эти заменители ничуть не удовлетворяют «маленькое чудовище» — только липнут к зубам, портят аппетит, откладываются в виде лишних килограммов, на­гоняют тоску и вызывают досаду. Почему? Потому что нам по непонятным причинам кажется, что от ощущения пустоты нас избавит лишь сигарета. Но мы не позволя­ем себе закурить. И потому чувствуем себя несчастными и обделенными. Потребность в курении усиливается вмес­те с раздражением потому, что удовлетворить эту потреб­ность невозможно.

Конец этой причинно-следственной цепочке можно положить только одним способом. В какой-то момент сила воли подводит нас, и мы находим очередной предлог подымить, но так, чтобы не уронить своего достоинства. Если разобраться в механизме действия никотиновой ловушки, начинаешь удивляться не столько тому, что волевые люди не могут отказаться от курения, сколько тому, что кому-то из курильщиков вообще удается успешно применить воле­вой метод.

В сущности, таких счастливцев немного. Даже те, кому удалось продержаться несколько дней, необходимых, чтобы уморить «маленькое чудовище», сомневаются в том, что они спасены. Поскольку ощущение пустоты и неуве­ренности абсолютно идентично обычному голоду и стрес­су, бывшие курильщики, применяющие волевой метод, истолковывают свои ощущения как сигнал «хочу курить!». Этот сигнал они получают еще много недель, месяцев и даже лет после того, как выкуривают последнюю сигаре­ту и умерщвляют «маленькое чудовище».

Если вы внимательно следили за ходом рассужде­ний и поняли, к чему я веду, то наверняка задаете себе вопрос о том, сколько времени понадобится, чтобы распрощаться с «маленьким чудовищем», и как узнать, что его больше нет? Увы, ответить на эти вопросы я не могу. Хотя эти вопросы и кажутся вам важными, на самом деле они не заслуживают внимания. Чтобы понять это, обратим­ся к сравнению. Представьте себе, что вы ведете под во­дой бой не на жизнь, а насмерть. Вам удалось перере­зать шланг, по которому к вашему противнику поступает кислород. Теперь он обречен. Какая разница, когда он испустит дух и в какой именно момент это произойдет? И «маленькое чудовище» обречено с того самого момента, как вы перестали снабжать его никотином. Возможно, вы опасаетесь, что поначалу будете испытывать опустошен­ность и неуверенность, вызванные дефицитом никотина. Бояться незачем. Вспомните: курильщики всю жизнь испытывают те же ощущения, но даже не замечают их. Путаницу и раздражение вызывает лишь непонимание их причин. Как только вы осознаете, что все неприятные ощущения вызваны предыдущей сигаретой, а испытать облегчение мешает следующая сигарета, то обрадуетесь, вместо того чтобы впадать в депрессию. Но об этом речь пойдет в главе 18.

В настоящее время курение воспринимается как ан­тиобщественное поведение. С такой оценкой соглашаются даже сами курильщики: многие не курят в спальне, некоторые закуривают лишь после легкого завтрака. Есть и такие, кто вообще не курит в доме. Во время утренних пробежек, особенно зимой, я всегда поражаюсь, видя, как девушки пытаются удержать пальцами в перчатках зажженную сигарету. Промывание мозгов заставляет ве­рить, что они счастливы. Но выглядят они уныло и подав­ленно.

Сила никотиновой зависимости — в ее сходстве с го­лодом. Ситуация усугубляется лишь при условии, что мы не знаем, чего хотим — есть или курить. А если у нас есть и любимая еда, и сигареты излюбленной марки, можно и порадовать себя, утолив голод, и «насладиться» вкусом сигареты. И в том и в другом случае кажется, что удоволь­ствие ничем не омрачено.

Если утолять голод трижды в день без всякого риска для себя мы можем всю жизнь, кто поручится, что, выкури­вая по двадцать сигарет в день на протяжении всей жиз­ни, мы тоже ничем не рискуем? При тщательном иссле­довании выясняется, что сходство чувства голода и тяги к сигаретам — изощренная иллюзия: эти два времяпреп­ровождения диаметрально противоположны.

Во-первых, пища дает нам здоровье, энергию, счас­тье, продлевает жизнь — табак губит здоровье, делает нас вялыми и несчастными, укорачивает жизнь.

Во-вторых, еда вкусна, утолять голод по-настоящему приятно — вдыхать канцерогенный дым противоестест­венно.

В-третьих, еда не вызывает чувства голода, наобо­рот, утоляет его. А поскольку голод спустя некоторое время возвращается, у нас есть возможность всю жизнь радовать себя едой. Наша первая сигарета не удовлетворяет голод «маленького чудовища», а создает его. Если за всю жизнь не выкурить ни одной сигареты, «маленькое чудовище» умрет, а мы этого даже не заметим. Сигареты не утоляют его голод — наоборот, разжигают аппетит. Единственный способ удовлетворить это чудовище — перестать кормить его! Помните: во время курения вы радуетесь только воз­можности ненадолго вернуться в то состояние, которым некурящие наслаждаются всю жизнь. Иммунитет не дает полностью прочувствовать это состояние даже в те несколь­ко минут, пока муки абстиненции приглушены.

Вкусная еда в уютном ресторане — приятный риту­ал, но его основная цель — утолить естественный голод в определенное время суток, и будет жаль, если вы не сумеете утолить его. Здесь прослеживается сходство с куре­нием. Золоченые зажигалки, яркие упаковки не что иное, как серебряные табакерки, которые некогда придавали роскошный штрих отвратительной привычке. В целом ку­рение подчинено только одной цели: удовлетворить «ма­ленькое чудовище». Вот почему нам приходится закуривать, брать в рот сигарету и втягивать в легкие зловонный дым —

ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО РАДИ ДОЗЫ НИКОТИНА.

Некоторым курильщикам трудно смириться с тем, что единственное удовольствие от курения — лишь час­тичное временное избавление от мук абстиненции. Но так бывает не всегда: иногда после сигареты действительно сбрасываешь напряжение, расслабляешься, перестаешь скучать, лучше сосредоточиваешься. Это не иллюзия, а ре­альность. Иллюзия — убежденность, что каждая сигарета облегчает муки, а не усугубляет их. Нюхательный табак поможет нам увидеть курение в истинном свете.

Вы, вероятно, знаете, что нюхательный табак — са­мый обычный табак, только измельченный, который до на­чала массового производства сигарет был наиболее распространенным наркотиком, вызывающим зависимость. Сейчас нам трудно поверить, что когда-то употребление нюхательного табака считалось великосветским заняти­ем. Зачем кокаинисты нюхают кокаин? Думаете, только потому, что им приятно втягивать инородные вещества в нос или ощущать влияние наркотика? Как курильщики, не понимающие истинных причин, по которым они курят, выдумывают весьма убедительные (на первый взгляд) оправдания, так же поступают и те, кто нюхает табак или кокаин. Любой курильщик продолжает курить только для того, чтобы избавиться от пустоты и неуверенности, возникших из-за предыдущей выкуренной сигареты.

Кстати, если вы лелеете мечту о переходе на само­крутки, сигариллы или даже трубку, — забудьте об этом! Если мы не знаем, сколько никотина содержится в сигарах, это еще не значит, что в них никотина нет вообще. Ради удобства я обычно упоминаю только о курении си­гарет. На всякий случай поясняю: речь идет о употребле­нии любых табачных изделий, содержащих никотин, в том числе нюхательного табака, сигар, сигарилл, никотиновой жвачки, пластырей и спреев. Избавьте от нагрузки легкие, но зарубите себе на носу: вы приобрели никотиновую зави­симость не потому, что курите, — вы курите только потому, что страдаете никотиновой зависимостью!

Важно осознать, что, подобно обычному голоду, воз­действие «маленького чудовища» — это физиологическая реакция. Нет, это не обособленный организм вроде соли­тера, но действует «маленькое чудовище» почти так же. Полезно воспринимать его как реальное существо, пита­ющееся никотином. Подрастая, оно причиняет все боль­ше дискомфорта, постоянно вызывает у вас неприятные ощущения. Вы создали этого монстра, выкурив первую сигарету, и с тех пор продолжаете кормить его. Как толь­ко будут устранены последствия промывания мозгов, вы уморите это чудовище голодом. Уточню: это не то же самое, что уморить голодом солитера — вместе с ним придется голодать и вам. Вы просто перестанете кормить «малень­кое никотиновое чудовище», а не самого себя. Зато вам бу­дет доставлять удовольствие сознание того, что больше вы не травите себя.

Прежде чем мы двинемся дальше, необходимо про­яснить нечто важное насчет никотиновой зависимости. Несмотря на то, что никотин — самый сильнодействующий наркотик, известный человечеству, — вызывает привыка­ние, все его свойства имеют отношение только к скорости, с которой он заманивает свои жертвы в ловушку. Отрад­ная истина в следующем:

НИ ОДИН КУРИЛЬЩИК НЕ СТРАДАЕТ ОСТРОЙ ЗАВИСИМОСТЬЮ ОТ НИКОТИНА.

Я считаю, что термин «никотиновая зависимость» ошибо­чен. Действительно, едва заметные симптомы физичес­кой абстиненции служат катализатором, обманным путем заставляют нас поверить, будто курение и вправду помо­гает нам и доставляет удовольствие. Но мы попадаемся на удочку иллюзии, а не самого никотина. Устраните пос­ледствия промывания мозгов, и вы избавитесь от зависи­мости автоматически.

Я уже упоминал о замкнутом цикле? Он будет бес­конечным, если вы не перестанете кормить «маленькое чудовище». Несомненно, вы слышали, что каждая сига­рета отнимает пять минут жизни и что для выведения из организма накопившихся отходов курения требуется де­сять лет. Все это верно, но лишь в том случае, если вы продолжаете курить или страдаете смертельной болез­нью. Во всех остальных случаях вы сможете вернуть себе 99% потерянных минут. Да, ваш организм никогда не очис­тится от отходов курения полностью (в мизерных количе­ствах они обнаруживаются даже в организме некурящих, постоянно контактирующих с курильщиками), но большая их часть будет выведена в первые несколько недель.

Если мы подвергнем скрупулезному анализу укоре­нившиеся представления, выяснится, что общеизвестные факты весьма противоречивы. Если применить тот же ана­лиз к моей формуле, согласно которой курение не прият­ное времяпрепровождение в обществе друзей, а всего лишь вдыхание в легкие вредного дыма в тщетной попытке изба­виться от пустоты и неуверенности, созданных первой си­гаретой, все эти загадки и противоречия просто исчезнут.

Если проанализировать процесс собственного куре­ния и курения окружающих, скоро станет ясно, что куриль­щики не только не наслаждаются сигаретами, но и не име­ют возможности радоваться событиям, которые без курения были бы гораздо более приятными. Может показаться, что об этом мы уже говорили, но это не совсем так. Поста­райтесь получше запомнить: если вы просто бросаете ку­рить, это не значит, что

ВЫ БОЛЬШЕ НЕ БУДЕТЕ НАСЛАЖДАТЬСЯ ЖИЗНЬЮ!

Я хотел бы, чтобы вы бросили курить, но не потому, что ку­рение — грязная, отвратительная зависимость, которая вредит здоровью и финансовому положению, отнимает свободу и вносит разлад в семейную жизнь. Я добиваюсь этого исключительно по эгоистичным причинам:

ВЫ БУДЕТЕ ПО-НАСТОЯЩЕМУ РАДОВАТЬСЯ ЖИЗНИ.

Если вы убеждены, что радоваться жизни или справлять­ся со стрессами без сигарет невозможно, что отказаться от курения немыслимо, вы наверняка согласитесь скорее умереть, чем жить без курения. Каждый год такой выбор делают почти 4 млн. курильщиков. Но по сути дела у них нет никакого выбора. Они готовы умереть, лишь бы не от­казываться от курения, потому что не знают путей к бегс­тву. Между тем истина заключается в том, что физическое воздержание от никотина проходит почти незамеченным, никаких осложнений не наблюдается после того, как вы потушите свою последнюю сигарету. Пытки создаются ил­люзией. К счастью, мы можем устранить последствия про­мывания мозгов прежде чем потушим последнюю сигаре­ту. Если вы последуете этому и всем прочим указаниям, скоро вы будете счастливым некурящим человеком. Так вперед, за дело. Кстати, возникла бы у вас потребность бросить курить, если бы вы могли сказать:

«КУРЮ ОТ СЛУЧАЯ К СЛУЧАЮ, И ПОТОМУ СЧАСТЛИВ»?







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх