Загрузка...


Без силы воли курить не бросишь


Этот миф так укоренился, что на радио и телевидении не пропускают в эфир ролики с рекламой антиникотино­вых средств, если в тексте нет фразы о том, что без применения курильщиком силы воли средство не действу­ет. После того как представитель британского Комитета рекламных стандартов (КРС) рассмотрел предлагаемую мной рекламу, у меня с ним состоялся следующий раз­говор.

Представитель КРС: К сожалению, в нынешнем виде пропустить вашу рекламу в эфир я не могу. Вы должны включить в нее слова о том, что ваш метод подействует лишь в том случае, если курильщик призовет на помощь силу воли.

Я: Одно из достоинств «Легкого способа» в том и за­ключается, что он не требует применения силы воли.

Представитель КРС: Послушайте, сэр, нет ничего страшного в том, что всем нам приходится потрудить­ся ради достижения цели.

Я: Но мне казалось, единственная цель КРС — за­щита общественности от ложных или вводящих в за­блуждение обещаний в рекламе.

Представитель КРС (весьма самодовольно): Вот именно.

Я: В таком случае, чем же оправдан данный мне совет — солгать?

Представитель КРС (самодовольство которого постепенно сменяется замешательством): Но ведь это не ложь. Бросить курить, не применяя силу воли, невоз­можно!

Я: Вы специалист в таких вопросах?

Представитель КРС: Я вообще в них не разби­раюсь.

Я: А вам известно, что многие считают меня в этом вопросе виднейшим специалистом во всем мире?

Представитель КРС: Я наслышан о вашей репу­тации, но ведь всем известно — чтобы бросить курить, нужна сила воли.

Я: Скажите, если вы не хотите садиться в автобус№9,нужна ли вам сила воли, чтобы удержаться и не вой­ти в него?

Представитель КРС: Само собой, нет.

Я: Вы наверняка слышали о курильщиках, у кото­рых внезапно пропадало всякое желание курить, и они без труда бросали сигареты. Так действует и «Легкий способ». Если у курильщика нет ни потребности в ку­рении, ни желания курить, зачем ему сила воли, чтобы бросить курение?

Представитель КРС (утратив остатки самодо­вольства, в полном замешательстве и гневе): Послу­шайте, я просто пытаюсь вам помочь. Правило есть правило.

Я: Но если бы курильщикам требовалась сила воли, чтобы бросить курить, ухищрения, которые вы рекла­мируете, им бы и вовсе не понадобились. Каждую неделю в Великобритании умирает от курения более 2000 курильщиков. Каждый курильщик в отчаянии ищет прос­той, не требующий применения силы воли метод, кото­рый позволил бы ему бросить курить. Вы сами сказали, что единственная задача КРС — защищать потребите­лей. Но правило, которое мешает курильщикам узнать об эффективном методе, никоим образом нельзя отнес­ти к средствам защиты.

Напротив, КРС усугубляет ситуацию и способ­ствует увеличению смертности среди курильщиков! Это абсурдное правило давно пора отменить!

Представитель КРС: Охотно соглашусь с вами, но отменить это правило может лишь врач, который ввел его.

Еще одно правило запрещало мне связаться с этим так на­зываемым «экспертом» или хотя бы узнать его фамилию.

Неудивительно, что курильщики, которые так и не сумели бросить курить, чувствуют себя безвольными тряпками. С самого рождения мы подвергаемся активному промыванию мозгов, нам вдалбливают, что отказать­ся от курения очень трудно, но при наличии силы воли все-таки можно. Поэтому когда человек вроде меня, кото­рому курение всегда было ненавистно, бесчисленное коли­чество раз безуспешно пытается бросить курить волевыми методами, чем еще это можно объяснить, если не полным отсутствием силы воли? И я верил в это. Но почему без­вольным я становился лишь тогда, когда речь заходила о курении? Почему демонстрировал достаточную силу воли в других сферах жизни? Потому что отказ от курения не имеет никакого отношения к силе воли. Происходит борьба принципов.

Обратимся к неоспоримым фактам. Вспомните свои школьные годы, когда одни девушки отваживались эк­спериментировать, а другие нет. Которые из них были в авангарде? Застенчивые и скрытные любительницы чтения или физически крепкие и напористые заводи­лы? Просто откажитесь от предубеждений, и факты сами разрушат мифы. Кто служил образцом для подражания, благодаря кому так много девочек-подростков попало в никотиновую ловушку? Конечно же, такие суперпопу­лярные звезды, как Эль Макферсон, Джоанна Ламли, Кейт Мосс. Но неужели хоть одна из них кажется вам слабовольной?

Каждый год средства массовой информации объяв­ляют вторую среду марта Национальным днем без куре­ния. Предполагается, что в этот день каждый курильщик примет решение прекратить курить. Однако любой ку­рильщик скажет вам, что один день в году способен вы­терпеть кто угодно. И в подкрепление этой точки зрения многие курят особенно дерзко и вызывающе, вдвое больше сигарет, чем обычно. Курильщиков раздражает покрови­тельственное отношение окружающих, пусть даже движи­мых благими намерениями, но не имеющих ни малейшего представления о проблемах тех, кто курит.

Сразу после терактов, совершенных 11 сентября 2001 года в США, власти объявили о предположитель­но двадцати попытках ввоза в страну возбудителей сибирской язвы; в двух случаях подозрения подтвердились и оказались роковыми. Затем было объявлено о двадцати неподтвержденных случаях в Великобритании. В национальной ежедневной газете сообщалось, что в Великобри­тании приготовлено не менее 50 млн. доз вакцины против сибирской язвы. Эксперт при правительстве Великобри­тании дал совет «проявлять осторожность, но не панико­вать». За кого нас принимали? Неужели мы и вправду нуждались в подобных советах «экспертов»? Связь между курением и раком легких была выявлена почти полвека назад. Неужели кто-то находит пользу в том, чтобы один день в году напоминать курильщикам, что курение опасно для здоровья, — несмотря на то, что эти же слова с давних пор печатают на каждой пачке сигарет?

Почему до так называемых «экспертов» не доходит, что люди курят не потому, что курение вредит здоровью и что первоочередная задача — устранить причины, побуждающие продолжать курение? Потому что «экспертам» непонятен характер никотиновой ловушки, а тем более способы спасения от нее. Все курильщики интуитивно по­нимают, что курение не делает их здоровыми. Но вспом­ним о страхе заболеть раком и раз и навсегда убедимся:

неспособность бросить курить связана не с отсутствием силы воли, а с борьбой мнений.

Несомненно, все мы ощущаем давление со стороны сверстников, рекламы и прочего промывания мозгов, из-за которого попадаем в ловушку и остаемся в ней, но вместе с тем никто не принуждает нас ни закуривать сигарету, ни отказываться от нее. В равной степени очевидно и то, что было бы очень просто отказаться от курения, не будь у нас желания закурить очередную сигарету. Но нам про­мыли мозги, убедили, что курение доставляет удоволь­ствие и приносит некую пользу. На одной чаше весов плюсы — курение негативно влияет на наше здоровье и финансовое положение. Но постойте, разве это не мину­сы? Нет! Именно поэтому никотиновая ловушка вызывает у нас замешательство. Убежденность в том, что курение служит своего рода костылем или доставляет удоволь­ствие, побуждает нас курить и впредь, поэтому перечис­ленные плюсы на самом деле минусы, особенно потому, что в основе убежденности лежит иллюзия. Истинный вред здоровью и финансовому положению — стимулы, побуждающие отказаться от курения, значит, в данном случае они являются плюсами.

Но чаши весов пребывают в постоянном движении, соотношение плюсов и минусов непрестанно меняется. Если мы не собираемся бросать курить, мы стараемся не думать о влиянии курения на здоровье и финансы, поэ­тому соображения о них в целом не имеют веса. В такие пе­риоды, если у нас нет ни потребности, ни желания курить, плюсы превалируют, а чаша с минусами остается высоко поднятой. Но рано или поздно у «маленького чудовища» начинается зуд. Когда появляется желание курить, вес минусов растет; а когда расстановка сил меняется, чаша с минусами опускается, а чаша с плюсами поднимается. Закуривая, мы исполняем свое желание, и опускаться на­чинает чаша с плюсами.

Однако когда мы решаем бросить курить, мы вспо­минаем о его негативном влиянии на наше здоровье и финансы. Другими словами, наш уровень осознания повышается, существенно растет суммарный вес плюсов, и даже когда «маленькое чудовище» подает мозгу сигнал «хочу курить!» или «нужна сигарета!», то в ответ слышит: «Очень может быть, но мы уже по горло сыты глупостями, так что сигарету ты не получишь».

Тогда в игру вступает «большое чудовище». Легкий зуд не беда при условии, что можно «почесать там, где чешется». А если почесать нельзя? Тогда зуд сводит нас с ума! Особенно если вызывающее зуд место труднодо­ступно — например, оно прикрыто повязкой или гипсом, либо же вам, как и мне, просто не хватает физической гибкости. Каким образом комары находят на моей спине тот единственный квадратный сантиметр, до которого мне не достать, как бы я ни корчился? Остается одно: или тереться спиной о кирпичную стену, или останавливать пер­вого попавшегося прохожего и просить, чтобы он почесал мне спину. Но еще хуже, если достать до места зуда легко, а мы не позволяем себе почесать его!

Если зуд ощущается в той части мозга, которую вы не желаете чесать, требуется все напряжение силы воли, чтобы удержаться. Но это не значит, что при прочих равных условиях обладатель сильной воли продержит­ся дольше, чем слабовольный человек. Нельзя отрицать одно: независимо от силы воли, в душе обоих происходит борьба принципов. Предположим, что у слабовольного че­ловека зуд может пройти навсегда уже через пять минут, а у сильного и волевого — будет продолжаться полгода. Чтобы удержаться и ни разу за шесть месяцев не «поче­сать там, где чешется», требуется колоссальная сила воли. Если по прошествии полугода сопротивление человека, его сила воли, или назовите это как угодно, наконец, ис­сякнет, а зуд окажется зудом курильщика, окружающие придут к выводу, что слабовольный курильщик на самом деле силен, и наоборот. И этот вывод будет ошибочным.

Подобная борьба с переменным успехом, или «ши­зофрения курильщика», применима ко многим сферам жизни. До того как была обнаружена связь между курением и раком легких, большинство курильщиков охотно мирились со специфическим кашлем, астмой, бронхитом и общей апатией, считая их мизерной платой за удоволь­ствие и пользу. Но риск заболеть раком значительно утя­желил плюсы. Многие курильщики пришли к выводу, что овчинка уже не стоит выделки, и решили остановиться. Другие возразили, что связь еще не доказана, и даже если гипотеза верна, нельзя же всю жизнь провести под кол­паком, избегая любого риска. И вообще можно в любую минуту попасть под автобус! Кем были те, кто бросил ку­рить, — благоразумными и волевыми людьми или трусами и паникерами? Солдат, которые во время Первой мировой войны покидали окопы, потому что считали войну абсур­дом, расстреливали за трусость. Требуется смелость, чтобы понимать, что рискуешь заболеть раком легких, и в то же время сопротивляться давлению, которое в настоящее вре­мя ощущают курильщики. Значит курильщики, которые продолжают дымить, несмотря на весь риск и уговоры, — сильные и волевые люди?

В большинстве случаев это предположение под­тверждается. Если судить о силе воли конкретного ку­рильщика не по тому, сумел он бросить курить или нет, окажется, что неудачей заканчивались попытки упорных, сильных, волевых людей. Самыми приятными для нас (мы называем их самыми «вкусными») обычно становят­ся сигареты, которые мы выкуриваем в состоянии релак­сации, например, после еды или в хорошей компании, т. е. в ситуациях, где фактор удовольствия и без того играет немалую роль. Однако осложняют отказ от курения в первую очередь сигареты, в которых мы нуждаемся или без которых не в силах обойтись — например, в состо­янии стресса или когда нам надо сосредоточиться. Упор­ным и волевым людям свойственно воспринимать мно­гочисленные обязательства и стрессы как неотъемлемую составляющую своей жизни. В этот образ жизни вписыва­ются и сигареты.

А теперь самое время разъяснить еще один миф. Действительно, сигареты вашей любимой марки на вкус приятнее всех прочих. Все потому, что вы приучили свои легкие, выработали у них частичный иммунитет к конк­ретной комбинации ядов, которая характерна для сигарет вашей любимой марки. Но вы замечали, что в отсутствие сигарет любимой марки курильщики готовы выкурить даже старую веревку? Миллионы курильщиков намерен­но переходят с сигарет любимых марок на самокрутки, сигары или трубки в надежде, наконец, отказаться от ку­рения, курить поменьше или сэкономить деньги. Вскоре у них появляется новая любимая марка, а прежняя вы­зывает лишь нарекания — еще одно доказательство тому, что вкус или удовольствие не имеют никакого отношения к курению: все дело в никотине, которого мы жаждем.

Продуманное участие привлекательных образцов для подражания в рекламе табачных изделий убеждает некоторых курильщиков, что сам ритуал курения, или курение ради курения, приятен и что никотин и яды — лишь досадный побочный эффект.

Эх, изобрел бы кто-нибудь абсолютно чистые сигаре­ты, порой вздыхают курильщики. Такие существуют уже не первый год и называются травяными или безникоти­новыми сигаретами. Если вы пробовали их, вам известно: несмотря на все старания, вам никогда не добиться даже иллюзии удовольствия при курении этих сигарет. Курить безникотиновые сигареты — все равно, что втягивать в лег­кие зловонный дым. Иллюзии удовольствия они никогда не создадут по той простой причине, что не содержат нико­тина. Курение табака тоже представляет собой вдыхание едкого дыма в легкие, и если бы не никотин, оно не созда­вало бы никакой иллюзии помощи или удовольствия.

Так почему же сигарета после еды кажется изуми­тельной, а сигарета из той же пачки, выкуренная после но­вогодней вечеринки, — омерзительной? Потому что важно не само курение, а время, когда, наконец, удалось «поче­сать там, где чешется». После еды вы уже удовлетворили две потребности, голод и жажду, и потому можете рассла­биться. Сигарета, выкуренная после ужина, кажется бо­лее приятной, чем выкуренная после завтрака или обеда: в первом случае с дневной работой уже покончено, можно наконец-то дать себе волю и отдохнуть. Это особенно спра­ведливо, если вы ужинаете в ресторане, потому что если вы домохозяйка, с ужином ваш рабочий день не заканчивается. В домашних условиях вы не только шеф-повар, но и официантка, и судомойка. А ужин в ресторане — осо­бое событие, позволяющее расслабиться, к тому же если вы ужинаете в компании друзей или близкого человека, скучать вам не приходится. Если же трапезой отмечается какое-либо торжественное событие — свадьба, день рож­дения, Рождество, — от радости вы расслабляетесь полно­стью. Несомненно, в вашей жизни хватает забот, но на не­сколько часов можно позволить себе забыть о них, и это лишь усиливает ощущение блаженства. Иными словами, в такие вечера вы пребываете в состоянии эйфории.

Но разве вам не случалось во время таких ужинов незаметно сбрасывать под столом свои лучшие туфли? Да, они идеально дополняют ваш наряд, но почему, по­чему в продаже всегда есть все размеры, кроме вашего? Это еще один классический пример закона подлости. Суть вот в чем: невозможно наслаждаться истинным и безу­словным блаженством, когда на тебе тесные туфли. То же самое происходит в случае никотиновой зависимости. Ку­рильщики наслаждаются не столько сигаретой, выкуренной после еды, ее вкус мало чем отличается от вкуса сигарет, выкуриваемых в другое время. Просто если они не позволят себе «почесать там, где чешется», им не удаст­ся расслабиться вовсе. Без сигареты они будут чувствовать себя обделенными и несчастными. В такое время разница между курением и воздержанием от курения — не прос­то состояние легкого возбуждения: это разница между раем и чистилищем. Вот почему вкус сигареты после еды или напитков кажется таким приятным.

В сущности, все эти разговоры о силе воле — отвле­кающий маневр.

Можно возразить, что курильщики, которые броси­ли курить, узнав о связи между курением и раком легких, поступили так потому, что были благоразумными и волевыми людьми. Можно также заявить, что эти люди были пугливыми и слабовольными. Неважно, какими они были: главное, что тяжесть плюсов перевесила. Для некоторых курильщиков риск раз и навсегда меняет расстановку сил. Но на меня и на многих других он не подействовал. Беда в том, что при попытке отказаться от курения, суммарный вес «плюсов» начинает снижаться. Вы уже не рискуете неизлечимо заболеть. Кашель, астма и бронхит скоро ис­чезнут без следа. Вы больше не пускаете деньги на ветер и не презираете себя, раба никотина. Иначе говоря, все мощные стимулы, когда-то побуждавшие вас бросить ку­рить, быстро теряют актуальность. Факты остаются неиз­менными, но меняется ваше представление о них, а в борь­бе принципов оно играет решающую роль.

Пока снижается суммарный вес плюсов, растет вес минусов, находящихся на другой чаше весов. Когда вы ку­рили, сигареты истощали ваши финансовые возможности. Но теперь у вас в карманах снова завелись деньги, и вы мо­жете изредка позволить себе пачку сигарет. И самое глав­ное: отказываясь от курения, вы верили, что совершаете настоящее жертвоприношение, несколько дней терпели зуд, чувствуя себя обделенным и несчастным. Рассудком все мы понимаем, что совокупный вес плюсов, т.е. причин стать некурящим, значительно превосходит совокупный вес минусов. Но в момент слабости и глупости, когда мы во хмелю или застигнуты врасплох, нам кажется, что ми­нусы перевешивают плюсы, и мы снова закуриваем. Всего одну сигаретку, но из-за никотиновой зависимости мы по­падаем в ловушку, из которой пытались сбежать.

Поэтому перестаньте считать курильщиков тряпка­ми, а неспособность бросить курить — признаком слабово­лия — происходит борьба принципов, в которой расстанов­ка сил непрерывно меняется. А теперь посмотрим правде в глаза: курение не только не доставляет удовольствия и не приносит никакой пользы, но и разрушает нервную систему, лишает нас уверенности в себе, смелости и спо­собности сосредоточиваться и расслабляться, оно не избав­ляет от скуки и стресса, но является основной причиной того и другого. Иначе говоря, предположите, что никаких конфликтов и путаницы нет, что все последствия промы­вания мозгов устранены, и вы поймете, что курение несет разрушение, и у вас пропадет всякая потребность и желание закуривать очередную сигарету. Если у вас нет ни пот­ребности, ни желания курить, вам не понадобится ни то­лики силы воли, чтобы бросить это занятие. И неважно, насколько вы сильны или слабы. Сила воли только сбива­ет нас с толку.

Но если разговоры о силе воле — отвлекающий ма­невр, почему же тогда я посвящаю ей столько времени? Потому что наркотическая зависимость страшна, в том чис­ле и тем, что у ее жертв укореняется убежденность: у них есть некий физический или психический изъян, в силу ко­торого они не в состоянии радоваться жизни или преодоле­вать стрессы без помощи наркотика. Очевидно, что куре­ние не дает нам никаких физических преимуществ, ничем не помогает и не доставляет удовольствия. Физическая и психическая слабость, наблюдающаяся у курильщиков, вызвана наркотиком, но не присуща курильщикам изна­чально.

Некоторые курильщики прекрасно понимают, что никотиновая зависимость создает только иллюзию удо­вольствия и пользы, они убеждены, что больше никогда в жизни не станут курить, рады этому, и все-таки им ка­жется, будто в их жизни чего-то недостает. Вот типичный отрывок из письма Фионы:

«Я понимаю все, что вы говорите о "Легком способе", и соглашаюсь с вами. Теперь до меня дошло, что курение было главной причиной крушения моего брака. Поясняю: я 0езумно счастлива, что не курю, и знаю, что больше никогда в жизни не буду курить. Тем не менее, у меня есть одна проблема, решить которую никак не удает­ся. Там, где я работаю, нет курящих сотрудников. Я ни­когда не стала бы курить на улице или в транспорте. Не помню, чтобы до развода я придавала особое значение первой сигарете, выкуренной после прихода домой, но пос­ле развода вокруг этой сигареты стала вращаться вся моя жизнь. Да, вы говорите, что курение должно ассоциироваться у меня только с одной мыслью: "Как здо­рово, что я теперь свободна!" — именно так я себя те­перь и чувствую. Все время, но не в момент возвращения в пустой дом. Невольно мне думается: "Сигаретку бы сейчас!" Но я знаю, что никакой сигаретки не будет, ее просто нет. Я не курю уже полгода. Вы не могли бы мне помочь?»

Письмо Фионы вызвало у меня сочувствие, и я, конечно, мог ей помочь. Ее желание побороть искушение вызыва­ет лишь восхищение. Уверен, что в подобных обстоятельствах многие курильщики вновь стали бы жертвами ни­котиновой ловушки. Я спросил, как чувствовала бы себя Фиона, если бы возвращалась не в пустой дом. Оказалось, совсем иначе. Мы имеем дело с чрезвычайно распростра­ненным синдромом «маленькой награды». Такие награды имеют особое значение для людей, ведущих однообразную или напряженную жизнь. Бросить курить легче, когда понимаешь, что курение мешает сосредоточиваться и портит нервы, — при этом не чувствуешь потребности чем-нибудь заменить его. Но когда всерьез считаешь курение награ­дой, терять ее нелегко, даже если преимущества такой на­грады иллюзорны.

Бывшим курильщикам я говорю: «В чем проблема? Того же эффекта можно добиться, если носить тесные туф­ли, а когда захочется наградить себя, на несколько минут снимать их». Такое решение их не устраивает, они счита­ют, что я шучу.

Но таким образом я помогаю курильщикам увидеть свое положение в истинном свете. Фиону мучила необходи­мость приходить в дом, где нет ни души. Надеюсь, сейчас ее проблемы уже позади. Хорошо, что Фионе хватило здра­вого смысла понять: незачем бороться с несчастьем, воз­вращаясь все в ту же ловушку и создавая себе еще больше проблем. То же самое относится и к курильщикам в других ситуациях, когда они считают сигарету маленькой награ­дой. Если вам не верится, что решить эту задачу можно с помощью тесной обуви, какой же смысл обманывать себя, утверждая, будто ее решит вещество, признанное в запад­ных странах убийцей №1? Ваша жизнь скучна и напря­женна? Значит, надо изменить ее. Возможно, вы, как и я, обнаружите, что без курения пропадут и стресс, и скука. Фиона смогла осознать, что сигарета ничего не изменит. А я сумел убедить ее в том, что если она это понимает и не собирается начинать курить, бессмысленно мучить себя мыслями о сигаретах!

Когда бросаешь курить, незачем придумывать себе занятие вместо курения. Мы ведь могли радоваться жиз­ни и справляться со стрессами еще до того, как поверили в необходимость фальшивых костылей и подпорок. Воз­можно, сейчас вы чувствуете себя действительно слабой и неуверенной в своих силах, даже если курите нерегу­лярно. Вспомните: у Дейрдре глаза были всегда на мок­ром месте, хотя она выкуривала всего две сигареты в день. Подобная слабость и неуверенность усугубляется тем фак­том, что курильщицы подвергаются промыванию мозгов в еще более отвратительной форме, нежели применяемой к мужчинам. Всех нас заставляют верить в то, что жен­щины не только физически слабее мужчин, но и обладают менее развитым интеллектом, не так логичны, более эмо­циональны и менее ответственны.

Бросая курить, важно осознать, что ощущение сла­бости и неуверенности нам не мерещится. Еще важнее по­нять, что эти ощущения вызваны курением, но если следовать всем указаниям, забытые смелость и уверенность очень быстро вернутся к вам. Понимаю, в это трудно пове­рить, особенно если вы прошли через пытки волевых мето­дов отказа от курения. Но все-таки я прав. А теперь пора найти ответ на вопрос:

КАКОЙ ПОЛ СИЛЬНЕЕ?







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх