Загрузка...


Какой пол сильнее?


Даже в наше время бытует мнение, что мужчины в целом сильнее женщин и физически, и психически. Верить в этот факт людей приучали на протяжении многих поколений. Несомненно, сейчас в странах Запада курящих женщин больше, чем мужчин. Та же тенденция прослеживается среди молодежи, попавшей в никотиновую ловушку. По­чему так происходит?

Так называемые «эксперты» порой убедительно объ­ясняют это явление тем, что курильщики с развитым ин­теллектом осознают происходящее и пытаются остановиться. Волевые люди обычно добиваются успеха, развивают мысль «эксперты», намекая на то, что в массе мужчины умнее женщин и наделены большей силой воли. Не слу­чайно подобные заявления обычно исходят от «экспертов» мужского пола.

А теперь обратимся к фактам. Мы уже выяснили, что самые упорные и волевые представители обоих по­лов чаще всего становятся объектами для подражания и «помогают» остальным попасть в ловушку. В скверные прежние времена, когда более 90% взрослых мужчин ку­рили, некурящих мужчин считали слабаками. В этом утверждении имелась своя логика: надо иметь крепкие легкие, чтобы вдыхать ядовитый дым, и силу воли, чтобы привыкнуть к курению. Но истинная причина, по кото­рой 10% мужчин все же избежали ловушки, заключалась не в том, что они были умнее: эти люди физически не вы­носили воздействие никотина или не могли позволить себе тратиться на отраву.

«Эксперты» много разглагольствуют о том, почему в никотиновую ловушку попадает молодежь. Эти специ­алисты узнали бы гораздо больше о различных аспектах

никотиновой зависимости, если бы исследовали прямо противоположное явление — подростков, которым удалось избежать никотиновой ловушки. Логично предположить: если в целом курильщики физически и психически креп­че, чем некурящие, значит, современная женщина силь­нее современного мужчины. В сущности, женщины всегда были сильнее!

Я уже объяснял, что такое зуд курильщика: это «маленькое чудовище», или желание курить. Кроме того, я упоминал о явном беспокойстве или дискомфорте, который курильщики испытывают, желая «почесать там, где чешется», но по каким-либо причинам не имея возможнос­ти закурить. Это явление я называю «неврозом курильщи­ка»: пальцы касаются губ, потирают челюсть, разминают сигареты, щелкают зажигалкой — характерные признаки такого состояния. Если подруга говорит вам, что ей «надо хоть что-нибудь съесть», вы понимаете: она действительно голодна и не успокоится, пока не утолит голод. Вам из­вестна разница между потребностью в пище и желанием что-нибудь пожевать, и вы понимаете ее. Многим некуря­щим трудно понять, зачем курильщику вообще хочется ку­рить, а тем более, почему у него возникает настоятельная потребность в сигарете. Но некурящий, тесно общающий­ся с курильщиком, отчетливо видит: тот не просто хочет курить, ему необходима сигарета. Некурящий человек не может понять, почему так происходит, но не сомневает­ся в том, что курильщик зависим, он раб своей привычки.

Моя мама не курила. Никто в семье не понимал причин «утреннего хора», как мы непочтительно назы­вали моменты, когда отец со слезами на глазах откашли­вался, едва не выхаркивая легкие. Всем было совершенно ясно, что никакого удовольствия курение ему не достав­ляет. Мама видела угасающего от рака легких отца, ей наверняка было больно наблюдать, как я становлюсь ку­рильщиком, и сознавать, что образумить меня не удастся. Но она попыталась, инстинктивно почувствовав, что моя жена имеет надо мной значительную власть. И мама спро­сила Джойс: «Почему ты не пригрозишь бросить его, если он не бросит курить?» Джойс ответила: «Потому что он скорее даст мне уйти, чем бросит курить». Джойс тоже не курила и, подобно моей маме, не понимала, зачем до­ходить до такой глупости. Она знала, что я всеми силами старался бросить курить, понимала, что я курю не потому, что хочу, а потому, что убежден: без курения я не продер­жусь, жизнь будет мне не в радость! Стыдно признаться, но, несмотря на всю любовь к Джойс, я не бросил бы ку­рить, даже если бы она предъявила ультиматум. Вот на­глядный пример того, как в жертве курения зарождается и крепнет страх.

Различие между желанием покурить и потребнос­тью в курении важно знать в первую очередь самим ку­рильщикам. Они охотно признаются в том, что им надо перекусить, а если они не алкоголики — в своей потребности в спиртном. Но они ни за что не признаются в том, что им необходима сигарета. Общественное порицание вынудило наиболее сознательных курильщиков взять себе за прави­ло не дымить в машине или в гостях у некурящих друзей. Услышав от некурящего друга: «Если тебе надо покурить, не стесняйся, кури прямо здесь», курильщик не преминет указать, что курение для него — не обязанность, а удо­вольствие. После этого курильщики обычно стараются не курить достаточно долго, чтобы убедить друзей в своей правоте и доказать самим себе, что у них все под контро­лем. До них даже не доходит, что тем самым они доказы­вают прямо противоположное. Не в силах дольше терпеть, курильщик под каким-нибудь предлогом покидает дом или зал ресторана. Если же ему вновь скажут, что дым ни­кого не раздражает, значит, и выходить незачем, куриль­щик отклонит предложение, объясняя, что антиобщест­венные выходки ему чужды. Ему и в голову не приходит, что некурящие друзья охотнее порадовались бы его ком­пании, даже если ради этого пришлось бы дышать дымом, и что лишая их своего общества, он совершает антиобщес­твенный поступок.

Сигареты, выкуренные в компании, например, после еды, кажутся самыми приятными, однако без этой иллю­зии мы вполне можем обойтись. В сигаретах мы по-насто­ящему нуждаемся в состоянии стресса. Умные, упорные люди выбирают ответственную работу по самым разным причинам: она более престижна, лучше оплачивается, способствует развитию и т. п. Вместе с тем ответственность у нас ассоциируется со стрессами, поэтому умные и усерд­ные работники зачастую оказываются заядлыми куриль­щиками. По логике вещей, наделенным интеллектом и силой воли курильщикам полагалось бы курить меньше, чем всем прочим. Но, как и во всех прочих аспектах куре­ния, здесь факты противоречат логике, если не до конца разобраться в природе никотиновой ловушки.

Несомненно, женщинам приходится сочетать гораз­до больше различных ролей и обязанностей, чем средне­статистическим мужчинам. Еще совсем недавно право собственности на имущество женщины переходило к ее мужу после заключения брака. Некогда и сама жена счи­талась собственностью мужа. Испокон веков бытовало мнение, будто женщины способны лишь на грязную, черную работу — например, домашнюю, а в отсутствие собственной семьи — на подобные занятия вне дома: уход за больными и немощными, прислуживание знати. Даже аристократки могли претендовать лишь на занятия благо­творительностью или общественной работой.

Мне неловко слышать, как на групповых занятиях в клинике, отвечая на вопрос о профессии и месте работы, женщины, потупившись, виновато бормочут: «Просто домохозяйка».

Рассмотрим обязанности, которые выполняет «про­стая домохозяйка». Если вы не возражаете, я приведу при­мер, известный мне лучше всех прочих, — мою жену Джойс. Меня полностью поглотило стремление низвести курение до того же уровня, что и предшествующую ему форму никотиновой зависимости — употребление нюхательного табака. Чтобы ничто не отвлекало меня, Джойс выполняет 99% всех прочих функций в нашей жизни. Она справляет­ся со всеми традиционными обязанностями домохозяйки: стирает и гладит, покупает продукты и бытовую химию, поддерживает в доме чистоту и порядок, готовит еду, по­дает на стол и моет посуду. Джойс не только покупает мне всю необходимую одежду, но и подбирает мне костюм на каждый день, потому что знает, что в противном случае я потрачу драгоценное время на поиски и выбор. Раньше она заботилась и о детях, просиживала с ними всю ночь, когда им нездоровилось, и никогда не жаловалась. Все перечисленное не составляет, вероятно, и десятой доли домашних дел, выполненных Джойс за долгие годы.

Прошу не уличать меня в забывчивости — лучше вернемся к Джойс. Она не только занимается домашни­ми делами, но и вместе со мной помогает курильщикам избавляться от вредной привычки. Джойс берет на себя функции секретаря в приемной и секретаря на телефо­не, она, оплачивает счета и ведет учет расходов. Если нам требуется помощь водопроводчика или электрика, их вы­зывает опять-таки Джойс. В наших совместных поездках она заказывает билеты, бронирует номера в отелях, веда­ет обменом валюты, арендой машины и т. п. В последнюю очередь по порядку, но никак не по значимости упомяну, что Джойс — моя советчица, утешительница и опора.

Благодаря жене я могу направить свои усилия на достижение единственной цели. Откровенно говоря, я не в состоянии эффективно выполнять несколько дел одновременно: Иногда Джойс обращалась ко мне с про­сьбами починить розетку или проверить уровень масла в машине. Стыдно признаться, но в таких случаях я предлагал ей поучиться на курсах автомехаников. Совсем за­был: Джойс работает не только в доме, но и в саду, поэто­му мы избавлены от необходимости нанимать садовника и домработницу.

Как и большинство женщин, Джойс умеет выпол­нять сразу тысячу дел, притом с высокой степенью эффек­тивности. Разумеется, почти все повседневные домашние хлопоты отличает приземленность и однообразие. Безот­ветственный человек сочтет такую работу слишком на­пряженной, а интеллектуал — не только чреватой стрес­сами, но и нудной. Я знаю, что Джойс чрезвычайно умна, но как ни странно, со своей работой она справляется жиз­нерадостно, даже не думая роптать. Жизнь рядом с ней полна радости, на что указывает даже ее имя(joy— радость, веселье. —Прим. пер.).

Меня нередко хвалят за достижения, а находя­щаяся рядом Джойс кивает в знак согласия, не пытаясь напомнить о своем вкладе в наше общее дело. Не знаю, кто сказал: «За каждым великим мужчиной стоит великая женщина». Кем бы он ни был, он немного ошибся. Следо­вало сказать: «Великая женщина стоит за каждым посредственным мужчиной». Джойс трудится совершенно беско­рыстно, потому что любит меня и верит в наше общее дело так же, как и я. С моей точки зрения, она не типичная домохозяйка, а одна из величайших женщин на земле. Впрочем, на объективность я не претендую. Но убежден, что большинству мужчин и женщин свойственны одни и те же недостатки и достоинства.

Эмансипация помогла женщинам добиться избира­тельного права, дала им имущественные права, частично уравняла профессиональные возможности и оплату труда мужчин и женщин. Парадокс, но некоторые из этих до­стижений лишь повысили уровень стрессов в жизни жен­щины. Чтобы добиться равенства в профессиях, которые некогда считались исключительно мужскими, женщине приходится быть на десять голов выше коллег-мужчин. Большинство женщин не только делают карьеру и терпят связанное с ней напряжение, но и вынужденно мирятся с такими традиционными источниками стресса, как бере­менность, деторождение, воспитание, кормление, обслу­живание и воспитание детей, в том числе и достаточно взрослых.

Одно предупреждение, дамы: возможно, вам пока­жется, что этими словами я пытаюсь убедить вас, будто женщинам бросить курить гораздо труднее или отказываться от курения в этом случае неразумно. Отнюдь. Я всего лишь подчеркиваю, что в жизни женщин стрессов больше, чем в жизни мужчин, независимо от того, справедливо это или нет. Именно поэтому женщинам легче попасть в нико­тиновую ловушку и застрять в ней. Постарайтесь осознать: курение не помогает при стрессе. Наоборот, вызывает его. Действительно, для большинства курильщиков никоти­новая зависимость не только основной источник стрессов, но и причина, по которой напряженными и чреватыми стрессами кажутся многие другие сферы жизни.

Я говорю не только о том, как влияют на наше физи­ческое и психическое здоровье, а также работоспособность и самооценку накопление яда в организме и финансовые затраты, хотя и эти факторы также усиливают стресс. Речь идет и о панике, опустошенности, неуверенности, порожденных никотиновой зависимостью. Повседневные, заурядные житейские проблемы, которые некурящие преодолевают не задумываясь, курение превращает в се­рьезные травмы. Я уже упоминал, что стал курить почти непрерывно по одной причине: из-за ненависти к своей ра­боте и вызванного этим обстоятельством стресса. Но исти­на заключалась в моей зависимости от никотина, именно зависимость и создала стрессовую ситуацию. Такова нату­ра никотинового чудовища.

На минуту предположим, что сигареты действитель­но помогают справиться со стрессом. Значит, курильщи­ки должны быть более спокойными и уравновешенными по сравнению с некурящими людьми. А что мы наблюдаем на самом деле? Разве мы не знаем, что курильщики стано­вятся взвинченными и беспокойными, особенно если пере­кур невозможен? Вам не случалось криком загонять детей спать, лишь бы без помех улизнуть из дома и спокойно покурить? Кто, если не курильщики, вечно что-то вертит, теребит, пытаясь хоть как-нибудь успокоить нервы? Если сигареты и вправду успокаивают, откуда у курильщиков эта нервозность?

Как только вы бросите курить, стрессов в вашей жиз­ни останется гораздо меньше. Природа снабдила вас всем необходимым для преодоления нормальных житейских неурядиц. Но она не наделила вас способностью справ­ляться со стрессами, вызванными курением, только на­учила распознавать сигналы тревоги, убеждая, что курить опасно.

У курения слишком много неприглядных аспектов. Трудно решить, какой из них негативнее, но одну из пер­вых строк в этом списке занимает

КУРЕНИЕ ВО ВРЕМЯ БЕРЕМЕННОСТИ.







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх