Загрузка...


Курение во время беременности


Безусловно, общественное мнение резко отрицательно от­носится к курению во время беременности. Не могу пред­ставить себе другую ситуацию, в которой курильщицы испытывали бы столь же мучительные угрызения совести. Что интересно, беременные курильщицы охотно согла­шаются со своими обвинителями и тем самым усугубляют собственный позор. Письма, которые присылают мне куря­щие матери, переполнены самобичеванием и презрением к себе. Эти женщины винят себя в том, что подают дурной пример детям и рискуют оставить их сиротами. Некото­рые из них дали клятву отказаться от курения в случае беременности, и им приходится особенно тяжело. Отрывок из письма Джин — крайний случай:

«По иронии судьбы, в первые четыре года нашего брака мы пускались во все тяжкие, лишь бы избежать беременности. Оба мы были крепкими и здоровыми (несмотря на мое курение) и не думали, что у нас возникнут какие-то проблемы, когда наступит время. Не стану утомлять вас кошмарными подробностями обследова­ний, которые мы прошли, но после восьми лет тщетных стараний мы поверили, что ребенка нам никогда не за­чать, и всерьез задумались о приемном малыше.

А потом свершилось чудо. Не буду даже пытаться передать наше ликование. Я никак не могла дождаться возвращения мужа с работы, чтобы поделиться радостным известием. В то время у меня была привычка строго распределять пачку сигарет с таким расчетом, чтобы к утру в ней оставалось не меньше пяти штук. Закурив, я вдруг обнаружила, что у меня в запасе всего две сигаре­ты. Время близилось к пяти; оказалось, что я непрерыв­но курила с тех пор, как вернулась домой. И неудивитель­но — этому способствовали обстоятельства. Потрясе­нием для меня стало другое: я вспомнила, что поклялась Эрику и самой себе, что обязательно откажусь от сига­рет, если мне повезет забеременеть. По сути дела, я с нетерпением ждала беременности только потому, что надеялась избавиться от вредной привычки! Но теперь мое ликование вдруг сменилось паникой.

Эрику я ничего не сказала. Он никогда не ку­рил, тем не менее, относился ко мне с пониманием и не пилил, убеждая бросить, хотя я знала, что курение ему ненавистно. Сейчас я на пятом месяце, беременность уже становится заметной, а я до сих пор ничего не ска­зала ему. Сначала я оправдывалась тем, что еще рано, что незачем обнадеживать Эрика, когда еще ничего не ясно. Но теперь-то я понимаю: я молчала, боясь даже подумать о том, что мне придется бросить курить.

Как я могла рассчитывать на понимание мужа, особенно после всего, что мы пережили? Я подавлена и не­счастна. Даже если бы я изменяла мужу, я не чувствовала бы себя хуже, а я в таком состоянии, будто дейс­твительно изменяю ему. В остальном я неглупа, но мне никак не удается выкуривать хотя бы две пачки в день. Да, я понимаю: лучше самой рассказать мужу обо всем, не дожидаясь, пока он догадается сам. Мне известно: вы убеждены, что каждый курильщик без труда может от­казаться от курения, и вы наверняка посоветуете мне сделать то же самое, но мне страшно думать даже о воз­можных попытках.

Говорят: "Не судите, да не судимы будете". Я чуть не потеряла лучшую подругу: накричала на нее при всех за то, что во время беременности она выкуривала по пять сигарет в день. Ох, и позлорадствует она, когда узнает, что я ничем не лучше! Не то чтобы я не верила, что курение наносит вред здоровью будущего ребенка, — я верю в это. Я знаю, что происходит со мной, мне посто­янно снится, будто у меня родилось уродливое чудовище. Но курить я не бросаю, несмотря на все эти кошмары. Видимо, я безнадежна, и вы, наверное, тоже не сможете мне помочь».

Я не стал советовать Джин отказаться от курения. Вместо этого я предложил ей прийти в клинику вместе с мужем. Я был готов объяснить им обоим, что никотиновая зависи­мость вцепляется в жертвы мертвой хваткой. Джин не при­шлось бы презирать и корить себя, а муж гораздо лучше понял бы, в какое затруднительное положение она попала.

Джин прекрасно осознавала все последствия нико­тиновой зависимости. Она думала: «Злая сила так крепко держит меня, что я никогда не сумею вырваться из ее тис­ков, не говоря уже о том, чтобы легко бросить курить». Эта сила — ощущение паники и уверенность в том, что уже никогда не сможешь радоваться жизни или справлять­ся с трудностями без сигарет. Эта паника неподдельная. Но как только вы поймете, что каждая сигарета не просто не избавляет вас от паники, а вызывает ее, злая сила ут­ратит всю власть над вами и превратится в ту самую силу, которая не даст вам захотеть выкурить очередную сигаре­ту. Во время нашей встречи Джин удалось уяснить это.

Некоторым людям трудно разобраться в этих объяс­нениях, пока у них сохраняется никотиновая зависимость. Но если вы свободны от нее, вам все ясно. Джин и Эрик оказались разумными людьми. В конце сеанса Эрик обнял жену и сказал: «Теперь я все понимаю. Даже не пытайся бросить курить, пока не захочешь сама». Между прочим, в тот момент он еще не знал о беременности Джин. Она ответила: «Свою последнюю сигарету я уже выкурила», а потом сообщила о ребенке. За двадцать лет войны с ни­котиновой зависимостью я многое пережил, не раз стал­кивался с враждебностью, сохранил в памяти немало пе­чальных минут. Но наградой за все трудности мне стал разговор супругов, при котором мне выпала честь присутс­твовать. Еще одним свидетелем стала большая упаковка бумажных платков.

Случай Джин можно назвать исключением, но лишь в некоторой степени: в общих чертах он даже слишком ти­пичен. Меня злит, что наше общество в буквальном смысле слова облегчает девушкам путь к никотиновой зависимос­ти, практически заталкивает их в эту ловушку. Мы терпе­ливо ждем, когда они забеременеют, а потом, когда насту­пает едва ли не самый напряженный период их жизни, время, когда, как они считают, без маленьких «друзей» им не обойтись, мы подвергаем их жесткому прессингу, сты­дим, убеждаем отказаться от курения. Беременность пре­вращается в бесконечную вереницу обследований и проб, вариантов и решений, радости, ликования и страха. А если курящей женщине не удается пройти испытание беремен­ностью, мы упрекаем и презираем ее за слабость.

Такое отношение со стороны медицинских работни­ков выглядит вполне понятным, хотя и не слишком полез­ным для матери и будущего ребенка. Но некурящие, быв­шие курильщики, родственники и даже посторонние люди считают своим долгом внести свою лепту в эту травлю. В охоту на ведьм включаются даже курящие подруги бу­дущей мамы со своими замечаниями: «Не понимаю, как ты можешь курить теперь, когда ты беременна. На твоем месте я бы сразу бросила». Впрочем, когда приходит очередь этих подруг вынашивать ребенка, их позиция меняется: они оказываются по другую сторону баррикад. Такая неспособ­ность к сопереживанию характерна для человеческой на­туры. Когда вы сильно простужались и чувствовали себя совсем разбитой, сколько раз вы слышали от окружающих: «Ну и чего ты страдаешь? Подумаешь, простуда!» Как пра­вило, сочувствуют в таких ситуациях только люди, находя­щиеся в подобном положении и не понаслышке знающие, каково вам сейчас приходится. Увы, среди нас всегда будут те, кто не умеет ставить себя на место ближнего.

Встречаются и счастливицы: во время беременно­сти природа меняет их привычки, связанные с питанием, обращает их на пользу и ребенку, и самой матери, и жен­щина теряет всякое желание курить. Вот еще один пример чудесного устройства человеческого организма. Некоторые женщины сознательно решают прекратить курение, но им это не удается. Неудача, в которой женщина ничуть не виновата, даже если ребенок рождается здоровым, заставля­ет ее мучиться угрызениями совести всю жизнь. Трудно представить себе, как страдает мать, ребенок которой по­является на свет с каким-либо пороком.

Некоторым женщинам удается бросить курить на время беременности, и тогда после девяти месяцев дискомфорта, страха, напряженного ожидания и радости начинается самый напряженный период их жизни: родо­вые муки со страхом и болью, психическим и физическим истощением, которые завершаются чудом рождения. Если роды проходят благополучно для матери и для ребенка, страх улетучивается, изнеможение и боль моментально оказываются забытыми. Женщина мгновенно взмывает из бездны к немыслимым высотам. В жизни курильщика есть две крайности, когда мозг вынужден подать сигнал:

«ХОЧУ КУРИТЬ!»

От женщин, которые продержались без сигарет почти всю беременность, я нередко слышал, как они закурили вновь едва ли не раньше, чем была перерезана пуповина, или сразу после этого события. Кое-кто ухитряется пода­вить первый порыв, но наверстывает упущенное во вре­мя послеродовой депрессии. К сожалению, окончательно и бесповоротно бросают курить из-за беременности очень немногие. Как и в других ситуациях, как только исчезает причина не курить, пропадает и желание не курить.

Одна женщина утратила желание курить во время первой беременности, но сразу после нее вновь впала в за­висимость. Она рассказывала мне, что намеренно забеременела вновь — не потому, что хотела еще одного ребенка, а для того чтобы бросить курить. Поначалу эта идея пока­залась мне дикой, но чем дольше я размышлял, тем боль­ше смысла видел в ней. Увы, этот способ не сработал.

Многие беременные женщины либо наотрез отка­зываются верить в негативное побочное влияние курения на плод, либо оправдывают курение: «А, по-моему, ребенку будет гораздо хуже, если я сейчас перестану курить». Неко­торые даже утверждают, что именно по этой причине врач запретил им бросать курение. О приписываемых врачам высказываниях по поводу курения я мог бы написать отде­льную книгу. Несомненно, среди этих изречений встречаются и достоверные, но, по-моему, большая часть их вырва­на из контекста или приукрашена. Еще один излюбленный метод защиты курильщиков — оправдания и отговорки, ус­лышанные от других курильщиков и взятые на вооружение под тем предлогом, что они справедливы для всех.

На одном из моих семинаров молодая девушка, стра­дающая астмой, заявила: врач порекомендовал ей курить, чтобы избавиться от приступов астмы. Это заявление было сделано в присутствии более чем тридцати курильщиков. Я возразил: «Но курение является основной причиной ас­тмы. С трудом верится, чтобы врач мог дать вам подобный совет». Девушка продолжала настаивать на своем. «Не­слыханно! — возмутился я. — Прошу, назовите мне фами­лию и адрес этого врача — я подам на него в суд». Тогда моя собеседница пошла на попятную: «Вообще-то он ниче­го такого не говорил, просто я объяснила ему, что во вре­мя приступов астмы курение помогает мне, и он кивнул». Если бы я не добился этого признания, тридцать куриль­щиков ушли бы с семинара в уверенности, будто некото­рые врачи признают пользу курения при астме.

Движимые благими намерениями, многие врачи советуют беременным пациенткам если не полностью бросить курить, то хотя бы сократить количество выкури­ваемых сигарет. Этот совет звучит логично, но как я уже объяснял, является наихудшим из трех решений, которые может принять будущая мать. Вместо того чтобы в тече­ние всего нескольких дней перетерпеть симптомы психи­ческой или физической абстиненции, она все девять ме­сяцев страдает от дополнительного стресса, вызванного самоограничением, вдобавок чувствует себя виноватой, если в трудный день превысит свою норму. Но особенно вреден этот метод тем, что у женщины укореняются иллю­зорные представления о ценности каждой сигареты. Она постоянно, с усиливающимся нетерпением ждет избавле­ния от зуда. Едва сигарета закурена, колоссальное облег­чение становится наградой за терпение. После родов мать оказывается в том же положении, что и сидящий на диете человек, у которого больше нет причин терпеть лишения. Поклонник диет отъедается, курильщик накуривается до одурения.

Не буду подробно объяснять, каким образом курение способно нанести ущерб ребенку в утробе матери и даже погубить его, — отчасти потому, что об этом уже написа­но немало, но в первую очередь потому, что беременным меньше всего хочется читать о том, как они вредят собст­венным детям. Об этом курильщица уже знает, но это ее не останавливает.

Доброжелатели, которые запугивают беременных, не понимают одного: вред курения эти женщины осозна­ют лучше, чем кто-либо другой. Даже если собеседница не признается в этом или попытается оправдать свои пос­тупки, угрызения совести не перестают преследовать ее ни на минуту. Она всего лишь ведет себя так же, как все курильщики на протяжении всей жизни. Чем острее тре­вога, нервозность и неуверенность, которые окружающие вызывают у женщины, тем сильнее ее потребность в ил­люзорном костыле.

Помимо самой беременности и связанных с ней нравственных мучений, курильщицы в этот период ис­пытывают дополнительное потрясение. В целом курящая молодежь убеждена, что сама регулирует режим курения и в случае необходимости сможет отказаться от него. За­частую беременность оказывает событием, заставляющим молодых курильщиц осознать: они ничем не отличаются от миллионов других «никотиновых наркоманов»!

Не могу не упомянуть об одном из аспектов воздей­ствия курения на здоровье ребенка. Я читал, что дети мате­рей, употребляющих героин, тоже страдают абстинентным синдромом. И это совершенно логично. В конце концов, в жилах матери и плода струится одна и та же кровь. Сле­довательно, тот же принцип справедлив и для никотино­вой зависимости.

Помню, когда я пытался бросить курить волевыми методами, то нервничал в первую очередь потому, что си­гареты становились для меня запретными. Но как только я осознал, что чувство опустошенности вызвано именно сигаретами и вскоре пройдет, отсутствие возможности ку­рить полностью перестало раздражать меня. Итак, теперь мне известны две ключевые ситуации. В одной я убежден, что сигарета избавляет от чувства опустошенности, в дру­гой — что сигарета вызывает это чувство. Не понимаю, как можно терпеть физический дискомфорт, вызванный отсутствием никотина, и никак не связывать его с курени­ем. Но как убедиться, что они взаимосвязаны?

Можно прибегнуть к одному полезному способу. Как я уже говорил, физический дискомфорт при нико­тиновой абстиненции похож на чувство обычного голода. Когда младенцы голодны, они плачут. Если у ребенка никотиновая зависимость, в отсутствие никотина он будет постоянно чувствовать голод, а, следовательно, плакать. Кормлением этот голод не заглушить. Усталая и растерян­ная мать лишь перекормит ребенка и тем самым усугубит ситуацию.

Но вернемся к тому, с чего мы начали. Неважно, бе­ременны вы или нет: я хочу, чтобы вы бросили курить ис­ключительно из эгоизма и впредь радовались жизни. Это не значит, что жизнь всегда безоблачна. Если у вас есть серьезные проблемы, но их можно устранить, сделайте это! Если же сделать нельзя абсолютно ничего, смиритесь с этим фактом и признайте, что волнения ничем вам не по­могут. Если вы курите, у вас есть по-настоящему серьезная проблема. К счастью, решить ее можно легко и просто:

БРОСЬТЕ КУРИТЬ!

Бросив курить, вы, подобно мне и тысячам других людей, можете почувствовать себя настолько хорошо, что обнару­жите: прочие неразрешимые проблемы улетучились сами собой. В любом случае, какими бы подлинными или иллю­зорными ни были ваши заботы и трудности, сразу после бегства из никотиновой ловушки они утратят былую зна­чимость и остроту.

А теперь обратимся еще к одной иллюзии, которую принимают близко к сердцу миллионы женщин:

МИФУ О КУРЕНИИ И СНИЖЕНИИ ВЕСА.







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх