Загрузка...


Моя формула


Свою методику я считаю не только легким, но и единст­венным способом бросить курить. За это меня обвиняют и в глупости, и в самонадеянности. Называя способ един­ственным, я не хочу сказать, что других способов не суще­ствует. Напротив, я уже не раз упоминал о них, обобщенно именуя волевыми методами. «Легкий способ» я называю единственным только потому, что он гораздо эффективнее любых других. Все прочие методы осложняют путь к жиз­ни без курения. Сейчас объясню, что я имею в виду.

Рассуждая о курении, современные медики руко­водствуются логикой, согласно которой человеку, не умею­щему плавать, следовало бы предложить заменить подуш­ки для плавания свинцовыми оковами или связать ноги. Эти профессионалы считают, что они действуют в интере­сах пациентов, но нетрудно убедиться в обратном. Давать подобные советы может лишь тот, кто не в силах предло­жить ничего лучшего.

Чтобы продемонстрировать мою точку зрения, вер­немся к аналогии с плаванием. Какой совет вы дали бы че­ловеку, желающему научиться плавать? Предложили бы ему начать плавать брассом, кролем, на спине, а может, под водой или в вертикальном положении? Не удивлюсь, узнав, что люди высказываются в пользу разных стилей плавания, кому какой больше подходит. Так почему бы не применить тот же подход к курению? Но если бы я спро­сил вас, посоветовали бы вы новичку заменить подушки для плавания свинцовыми оковами или связать ноги, вы без колебаний дали бы отрицательный ответ, верно? Како­му инструктору вообще могло прийти в голову предлагать подобное ученику?

Представьте себе, что вам известен метод, помогаю­щий бросить курить:

·       ЛЕГКО, РАЗ И НАВСЕГДА;

·       БЕЗ МУК АБСТИНЕНТНОГО СИНДРОМА;

·       БЕЗ НАПРЯЖЕНИЯ СИЛЫ ВОЛИ;

·       БЕЗ НЕОБХОДИМОСТИ ПРИНИМАТЬ ТАБЛЕТКИ, ПОЛЬЗОВАТЬСЯ ДРУГИМИ ПОДОБНЫМИ СРЕДС­ТВАМИ ИЛИ В НАЧАЛЬНЫЙ ПЕРИОД ОТВЫКА­НИЯ ПРОСТО ТЕРПЕТЬ И ЖДАТЬ;

·       ПОЗВОЛЯЮЩИЙ ВАМ БОЛЬШЕ ПРЕЖНЕГО РА­ДОВАТЬСЯ ВЫХОДАМ В СВЕТ;

·       ДАЮЩИЙ ВОЗМОЖНОСТЬ УСПЕШНЕЕ СПРАВ­ЛЯТЬСЯ СО СТРЕССАМИ;

·       БЕЗ ЛИШНЕЙ НЕРВОЗНОСТИ;

·       С ОЩУЩЕНИЕМ УВЕРЕННОСТИ В СЕБЕ;

·       ВОССТАНАВЛИВАЮЩИЙ СПОСОБНОСТЬ СОСРЕ­ДОТОЧИВАТЬСЯ НА ДЕЛАХ;

·       ОТБИВАЮЩИЙ ВСЯКУЮ ТЯГУ К КУРЕНИЮ;

·       БЕЗ ОПАСЕНИЯ НАБРАТЬ ЛИШНИЕ КИЛОГРАМ­МЫ…

Что бы вы ответили на такое предложение?

Если верить специалистам, у этой методики слиш­ком много достоинств, поэтому она не похожа на правду. Разве такое бывает? Ее воздействие прямо противопо­ложно воздействию волевых методов, с ее помощью легче бросить курить. Но представим на минуту, что такая мето­дика действительно существует и что ее дополнительное преимущество — возможность продолжать курить и вмес­те с тем уметь пользоваться этим способом. Зачем тогда нужны все остальные?

Если бы вы опробовали этот метод, убедились бы, что он работает точно так, как я пообещал, и поняли бы его настолько, чтобы уверовать в эффективность для всех

курильщиков, решивших бросить курить, — стали бы вы в этом случае рекомендовать другой метод, менее эф­фективный? А если бы стали, разве это не сродни совету начинающему пловцу вместо надувных подушек надеть на руки свинцовые браслеты?

У меня есть хорошие новости. Методика, описанная выше, существует. Я называю ее «Легким способом», а вы уже начали пользоваться ею.

Но если моя формула верна, почему бы медикам не взять ее на вооружение? Разве вы не согласны с тем, что медики рекомендуют более сложные и менее эффективные методы избавления от никотиновой зависимости?

Нам промыли мозги, заставив верить, что бросить курить невероятно трудно. Тем не менее тысячи куриль­щиков отказываются от этой привычки, не прибегая к посторонней помощи, не обращаясь к Аллену Карру или к другим специалистам, медикаментозным и иным средствам. Вероятно, вы слышали о таких людях, а с некоторыми из них, возможно, знакомы. Но они не испыты­вают чувства эйфории, которому радовались мы с Дебби, а также подавляющее большинство бывших курильщиков, воспользовавшихся «Легким способом». Но примечательно другое: даже тем, кто не прибегал к «Легкому способу», от­каз от курения дался сравнительно легко.

Разница между этими курильщиками и мной состоит в том, что они не знают, почему им было так легко бросить курить. Они пытаются анализировать причины и часто с удовольствием делятся опытом с другими курильщика­ми. До того как я открыл «Легкий способ», я обращался к таким методикам. Некоторые действительно помогали, но недолго. Об этих методиках я слышал от пациентов в наших клиниках. Порой на групповых занятиях кто-ни­будь из пациентов начинал рекомендовать свой способ остальным присутствующим. А я спрашивал, зачем он посе­щает клинику, если у него есть собственный метод.

«Уверяю вас, он действовал! Несколько лет мне во­обще не хотелось курить, но потом я сглупил. Выкурил всего одну сигаретку. Не очень-то и хотелось…»

Все, дальше можно не продолжать. Этих пациентов я спра­шиваю, почему бы им вновь не прибегнуть к собственной методике. И всегда слышу в ответ: «Я пытался, но на этот раз ничего не вышло».

Несомненно, общество в целом, в том числе и люди, которые никогда не курили, верят в то, что бросить курить очень трудно. В этом убеждены и многие курильщики. Я считал, что некоторые люди вообще не могут обходить­ся без сигарет. Но только задумайтесь на минуту. Почему бросать курить трудно, а тем более, невозможно? Мы уже установили, что курить нас не принуждает никто, кроме нас самих. Значит, если мы решили впредь не курить, что может помешать нам? От нас почти ничего не требует­ся. Проще не бывает: вот вы и некурящий!

Не слишком ли все просто? Всем известно, что куре­ние — это привычка, а привычки живучи. Этой старой пес­ней «эксперты» маскируют свою некомпетентность. Беглый анализ помогает установить, что все эти «эксперты» ничего не смыслят в своем деле. В сущности, оба заявления вво­дят в заблуждение: ведь мы курим не по привычке, иначе бросить курить было бы до смешного просто. Так давайте прямо сейчас развенчаем миф о курении по привычке.

Что такое привычка? Повторяющаяся модель пове­дения. Избавьтесь от этих повторов — вот и нет привычки. Интерес здесь представляет причина повторений. Приве­дем пару примеров, чтобы прояснить ситуацию.

Почти всю свою жизнь я ездил по левой стороне доро­ги. И делал это не только потому, что у меня укоренилась такая привычка. На континенте или в США я легко ломал привычный стереотип поведения — по очевидным причи­нам. Вы поняли, к чему я веду? Привычки никак не объяс­няют повторы поведения. Чтобы избавиться от привычки, надо лишь устранить причину поведения, которое стало привычным. К счастью, у меня никогда не было привычки грызть ногти, но я знаю людей, которые грызут их и ни­как не могут отвыкнуть от этого пристрастия, даже ради близких. Им трудно это сделать потому, что они не зна­ют истинной причины своего поведения, а если и знают, то не понимают, как ее можно устранить.

Теперь предположим, что единственная причина, по которой мы продолжаем курить, — укоренившаяся привычка. Почему же от сигарет так трудно отвыкнуть? Ведь это так просто — не прикуривай очередную сигарету, да и все. Даже делать ничего не придется!

Еще одна причина, которой «эксперты» объясняют трудности отказа от курения, — страшные физические муки абстинентного синдрома. Развеять этот миф не составит труда. Признаться, даже после того как я потушил свою последнюю сигарету и понял, что больше никогда в жизни не буду курить, я все-таки ожидал преслову­тых страданий, связанных с абстинентным синдромом. Но так и не дождался. Как же мне удалось избежать их? Никакой никотинзаменяющей терапией я не пользовал­ся. Только когда я начал припоминать прежние попытки бросить курить волевым методом, меня вдруг осенило: а ведь я и в тех случаях не испытывал никаких физичес­ких мучений.

В наших клиниках большинству пациентов требует­ся всего один четырехчасовой сеанс терапии. Порой случа­ется, что после сеанса пациент звонит мне и между нами происходит разговор, подобный следующему.

Пациентка: Вы говорили, что все пройдет безбо­лезненно, а я мучаюсь.

Я: Что именно у вас болит ?

Пациентка: Как будто у меня грипп.

Я: И врач сказал вам, что это абстинентный син­дром?

Пациентка: К врачу я не обращалась, но знаю, что грипп тут ни при чем.

Я: Опишите симптомы.

Пациентка: Я то и дело потею!

Я: Олимпийская чемпионка Марион Джонс тоже потеет во время каждого забега, но это ее почему-то не беспокоит.

Пациентка: Но мне не спится по ночам.

Я: Каждому человеку иногда не спится.

Пациентка: Я никак не могу сосредоточиться!

Я: Охотно верю, что у вас проявляются все перечис­ленные симптомы, но про физическую боль вы не сказали ни слова.

Нелепость ситуации заключается в том, что если бы ради отказа от курения требовалось переболеть несколько дней гриппом, мы с радостью ухватились бы за такой шанс. Во время гриппа порой кажется, что умираешь, но мы не рыдаем и не паникуем. Это можно пережить, нет при­чин унывать. Не поймите меня превратно: я вовсе не пы­тался умалить страдания моей собеседницы в ее или ваших глазах. Муки абстиненции совершенно реальны, я пом­ню, как терпел их полгода. Я просто пытаюсь донести до нее и до вас мысль, что физической боли она не испы­тывает. Курильщики способны крепко проспать всю ночь без курения. Целых восемь часов без сигарет. Проснувшись, они не сразу хватаются за пачку. Утром подавляющее большинство курильщиков сначала встают, а уж потом закуривают. Мало кто позволяет себе курить в спальне. Многие сначала пьют чай или кофе или даже завтрака­ют. Некоторые закуривают, только когда выходят из дома, другие — только по приезде на работу. И они не визжат от боли и не лезут на стену. Но тот, кто попытается вы­хватить у них сигарету, которую они закурят на работе, рискует заработать перелом руки!

Представьте, что вы обратились к врачу с симптома­ми, которые почувствовали в момент под условным назва­нием «хочу курить!». Как бы вы описали свои ощущения и объяснили, где именно они наблюдаются? Попробуйте

выполнить это упражнение через тридцать минут после перекура, когда у вас возникнут неприятные ощущения. Как только они появятся, не дайте себе снова закурить, а потом точно определите, что и где вас беспокоит.

Вообразите, что ваше тело — карта вроде тех, кото­рыми пользуются специалисты по акупунктуре. Вы мо­жете хотя бы приблизительно определить, в какой точке сосредоточены ощущения? Нет, ничего у вас не получит­ся. Потому что вас мучает растущее чувство беспокойства и неуверенности, от которого легко избавиться, закурив очередную сигарету. Теперь представьте, что вы решили прекратить эксперимент, потянулись за пачкой и обна­ружили, что она пуста. Паника нахлынет мгновенно, вы начнете шарить по карманам, ящикам стола и сумкам в лихорадочном поиске источника никотина. Неприятное ощущение, которого мы, курильщики, скоро научимся из­бегать.

Такую же панику испытывают люди, когда засижи­ваются допоздна, судорожно подсчитывают запас сигарет и понимают, что скоро они иссякнут. Вы наверняка зани­мались теми же мысленными подсчетами: «На этой вече­ринке мне торчать еще как минимум два часа, а у меня осталось всего четыре сигареты».

Вы распределяете сигареты, как драгоценную воду в путешествии через Сахару. Для вас вечеринка кончи­лась главным образом потому, что сразу после вспышки паники вы только и делаете, что напоминаете всем и каж­дому: ровно в такое-то время вы уйдете отсюда. Вечеринка вроде бы удалась — вы познакомились с интересным человеком. Оказалось, вы и он — единственные курильщи­ки среди присутствующих. Поначалу вас не беспокоило то, что он, похоже, из тех курильщиков, которые могут обхо­диться и без сигарет. И вы даже пренебрегли тем фактом, что он не счел нужным прихватить с собой сигареты. Ин­терес к новому знакомому начал угасать, когда он завел нотацию о частоте курения, при этом курил столько же, сколько и вы, да еще и расходовал ваш запас, потому си­гареты и кончились раньше, чем предполагалось. Но са­мое досадное — не говоря прямо, он постоянно намекал, что курит так много лишь потому, что вы подаете ему дур­ной пример!

Конечно, вы слишком хорошо воспитаны, чтобы поставить его на место. Но как только вы обнаружили, что сигарет осталось в обрез, то сразу прекратили делить­ся ими. В конце концов ваш зануда-собеседник понял намек и испарился. Значит, можно спокойно достать пред­последнюю сигарету. Вдруг перед вами возникает ваш собеседник и бесцеремонно тянется к пачке с последней драгоценностью:

1.    Я возьму ее, можно ?

2.    Можно?! Ах ты, идиот неотесанный! Конечно, нельзя!

Само собой разумеется, об этом вы лишь подумали. Наглец задел вас за живое, но терять лицо вы не хотите. И потому отвечаете:

3.    Можно, конечно. Как и ты, я могу обходиться без курева.

Ваш сарказм прицельно бьет в собеседника, но пос­ледняя сигарета уже у него в зубах. Вот вы и на мели.

Итак, скажем прямо: курильщики не испытывают физической боли, когда пытаются бросить курить, а если они еще и хотят бросить, то довольно легко избавляются от привычки. Это относится не только к вам, но и ко всем курильщикам. Однако общеизвестно, что подавляющее большинство курильщиков считают отказ от курения чрезвычайно трудным, а то и вовсе невозможным поступ­ком. Причина тому — страх, паника, неуютное чувство, возникающее, когда хочешь курить, но не можешь утолить эту жажду. Не пытайтесь закрывать глаза на эту пани­ку — она на самом деле существует. Курильщик охотно по­делится с совершенно незнакомым человеком и сигаретой, и даже последней конфеткой «Роло» (Рекламный слоган карамели«Роло»:«Кого вы любите так, что готовы поделиться с ним даже последней "Роло"?»—Прим. пер.) , но если незнакомец

посмеет претендовать на последнюю сигарету, а куриль­щик не побоится потерять лицо, ответ, скорее всего, будет примерно таким: «Могу предложить литр крови. Или даже одну из почек — только попросите. Но последнюю сигаре­ту? Ни за что!!!»

Единственное, что мучает курильщика, если он ре­шит бросить курить, — не желание выкурить сигаретку, а невозможность его осуществить. Иными словами, когда предмет вожделения под запретом. Это своеобразная психологическая пытка, и неизвестно, когда она закон­чится и закончится ли вообще. Несмотря на ее нематериальность, она значительно осложняет отказ от курения. И НЕ ПРОСТО ОСЛОЖНЯЕТ!

Рассмотрим повнимательнее волевой метод. Если у нас крепкая воля, применение этого метода начинается с уныния и мрачной обреченности, однако мы надеемся, что выдержим испытание и избавимся от зависимости. Но зачем так страдать? Ведь мы же решили, что боль­ше не хотим курить. Почему мы выходим из себя только потому, что курить нельзя? Вероятно, все из-за той же паники, о которой мы уже говорили. Но такого объяс­нения недостаточно. Мы уже установили, что паника у курильщиков возникает лишь в том случае, когда они хотят курить, а выполнить это желание невозможно. Но откуда берется паника, если мы решили больше никогда не курить?

Возможно, вы считаете, что причиной всему нико­тин — наркотик, вызывающий привыкание, и что у зави­симого человека нет иного выхода, кроме как стремиться к очередной дозе даже после того, как он бросил курить. Звучит вполне логично, но опять-таки ничего не объясня­ет. Что это за «стремление»? В данном контексте оно может означать лишь одно: «Хочу курить!» Но ведь я только что решил, что больше никогда, ни разу не захочу курить, так откуда у меня такие желания? В них нет ни малейшей логики. Вообразим себе диалог двух подруг.

А: Я не прочь в субботу пройтись с тобой по мага­зинам.

Б: И я охотно захватила бы тебя с собой. Терпеть не могу бродить по магазинам одна.

АА придется смотреть, как Джон играет в регби. Скука смертная. Он все равно продует, а мне придется стоять под дождем, на ветру, и волноваться, как бы он себе что-нибудь не сломал. И это еще цветочки! Хуже всего — слушать эти детские песни после матча.

Б: Ему давно пора повзрослеть, и ты его напрасно поощряешь.

А' Конечно, ты абсолютно права. Я уже давно гро­зилась отправить его на матч одного. Решено — иду с тобой по магазинам!

А теперь представим, как в следующую субботу первая подру­га с несчастным видом таскается по магазинам, причитая:

«Прости, Б, но меня страшно тянет на регби! Уже едва держусь. Надеюсь, не каждую субботу мне теперь так мучиться».

У меня богатое воображение, но даже в самых невероятных фантазиях я не могу себе представить такую ситуацию — и это несмотря на то, что сам ненавижу походы в магазины и обожаю регби. Наверное, вы заметили, что приведенный пример не имеет никакого отношения к волевому методу отказа от курения. Все мы слышали от курильщиков: «Ну все! Осточертела мне эта мерзкая привычка. Я трачу бе­шеные деньги на привилегию портить себе жизнь. Хватит, завязываю!» Чем еще объяснить, что решение бросить ку­рить — одно из самых популярных под Новый год. Но раз­ве мы не видели, как в последующие несколько часов, дней и недель те же курильщики повторяют: «За сигарету я готов убить!»

Вероятно, и вы уже прошли через этот совершен­но нелогичный процесс. Со мной такое повторялось мно­го раз. Мы называем его «зависимостью». Но это слово не проясняет ситуацию и мало чем отличается от попы­ток вывести нелепые поступки в целом разумных людей из привычки!

Так почему же мы ведем себя иррационально? Клю­чевое слово — отказ. Когда перед первой подругой вста­ет щекотливая задача — как объяснить Джону, что скоро он лишится ее поддержки, — вряд ли она остановит вы­бор на выражении вроде «Я отказываюсь бывать на твоих матчах».

Наверное, вы заметили, что выражением «отказ от курения» я пользуюсь тогда, когда речь идет преиму­щественно о волевых методах. Курильщикам не нравится быть курильщиками: по их мнению, нелогично считать приятным занятием вдыхание в легкие зловонного и вред­ного дыма, утверждать, будто он помогает сосредоточить­ся, избавляет от скуки и стресса. На самом деле все они верят, что курение доставляет им удовольствие или помо­гает в жизни. Само слово «отказ» подразумевает жертву. Незачем понимать, почему та или иная еда вкуснее прочих блюд, или почему палец болит, если нечаянно попадешь по нему молотком, или почему загорается лампочка, когда включаешь свет. Точно так же нам незачем знать, поче­му сигареты якобы меняют к лучшему застолья и прочие выходы в свет, а также каким образом они помогают сосре­доточиться или избавляют от скуки и стресса — нам доста­точно знать, что сигареты обладают таким действием.

Бесспорно, курильщики расслабляются и избавля­ются от стресса, когда прикуривают очередную сигарету. Если вы верили в это еще до того, как потушили сигаре­ту, которую надеетесь считать своей последней, зачем же вам отказываться от этих убеждений? Что удивительного, если при телефонном звонке или в напряженные моменты мозг настойчиво требует, чтобы вы закурили? А когда пос­ле хорошего обеда все вокруг закуривают, а вам нельзя, кажется, что в этом обществе вы лишний? Конечно, вы на­деетесь, что со временем эта проблема разрешится сама собой. Но с какой стати? Ведь разлука усиливает любовь. Однако вы упорно надеетесь, что благодаря волевому ме­тоду когда-нибудь воскликнете: «УРА! ПОЛУЧИЛОСЬ! Я СВОБОДЕН!»

Такое случается редко. Это не значит, что не слу­чается вообще. Кое-кому удается даже совсем бросить ку­рить — эти люди с упоением рассказывают, что к сигаре­там их совсем не тянет. Их проблему решает время. Если им удается воздерживаться от курения достаточно долго, они постепенно мирятся с ситуацией, реже испытывают муки абстиненции и привыкают считать себя некурящи­ми. Но в этом меньшинстве многие признаются, что им не­достает особенной сигареты, выкуриваемой после еды.

Именно они, эти нытики, запугали всех нас, создали миф о вечном курильщике, которому на свободу никогда не вырваться. Вы замечали, что в ресторанах яростнее всего нападают на курящих посетителей самодовольные бывшие курильщики? Для них это не возможность возму­титься, а средство самозащиты. Плывущий по залу дым как бы напоминает, что курение для них под запретом, и они укрепляются в своем решении не курить, унижая курильщиков.

Волевые методы даются большинству курильщиков с трудом, а иногда и не даются вовсе, потому что нам про­мыли мозги, с малых лет приучив считать их трудными. И если вы решитесь и попробуете применить один из воле­вых методов, тщетная попытка не развеет миф, а подтвер­дит его. По этой причине курильщики прилагают немалые усилия бросить курить примерно раз в пять лет. Именно столько времени требуется, чтобы выветрились воспоми­нания о муках.

Когда вы добьетесь успеха с помощью «Легкого спосо­ба», вы, разумеется, захотите помочь своим курящим дру­зьям. Не раздражайтесь, если хорошие вести не вызовут у них энтузиазма. Такое отношение может быть порождено скепсисом или убежденностью, что на них «Легкий способ» не подействует. И даже если друзья верят вам, но недавно предприняли неудачную попытку бросить курить воле­вым методом, уговаривать их обратиться к «Легкому спосо­бу» — все равно что предлагать марафонцу, упавшему за два метра до финишной черты, отдохнуть полчасика, а затем вновь пробежать дистанцию.

Но основная сложность волевых методов заключает­ся в сомнениях и неуверенности в себе. Мы беремся за дело, надеясь на успех, но не верим в него и ничего не знаем наверняка. Это пример негативного мышления. Учить­ся плавать трудно и страшно, но вы когда-нибудь виде­ли эйфорию ребенка, только что научившегося держаться на воде? Даже если он проплыл всего пару метров, чуть не ушел на дно и наглотался воды? Это не умаляет его радости. Ребенок точно знает, что он держался на воде сам, без надувных подушек и без помощи взрослых. Он плыл! И понял, что со временем, если тренироваться, он проплывет весь бассейн и будет еще счастливее. Только победа на Олимпиаде может сравниться с эйфорией того, кто сделал первые несколько гребков и уверовал, что рано или поздно обязательно поплывет.

Если ваша цель — прожить год без курения, ясно, что до конца года она не будет достигнута. Если ваша цель — прожить всю жизнь без курения, очевидно, что о результатах этого стремления можно говорить лишь в конце жизни. Другими словами, даже если добьешься своего, то не узнаешь об этом! Незавидная перспектива — всю жизнь бояться фиаско и так и не узнать, победил или нет. И конечно, у волевого метода есть еще один серьезный изъян: им пользуются курильщики, которые искренне ве­рят в то, что идут на огромные жертвы. Да, им известно, что недостатки жизни курильщика значительно переве­шивают ее преимущества. Тем не менее они верят, что ку­рение доставляет им удовольствие и служит «костылем». Минутная беспечность, неосторожность во хмелю — и они вновь оказываются все в той же ловушке. Неудивительно, что бросить курить «волевыми» методами так сложно.

В предыдущей главе я просил вас ответить на воп­рос: когда вы поймете, что исцелились? Затем я подробно рассмотрел примеры ответов, данных нашими пациентами. Вы, наверное, заметили, что безупречных ответов я не привел. Да, я лишь намекнул, что невозможно знать наверняка, что больше никогда в жизни не закуришь, пока не проживешь эту жизнь полностью. Так откуда же Дебби или сам Аллен Карр знают, что больше не будут курить?

Если спросить зверолова: «Сможете ли вы со всей ответственностью утверждать, что никогда не попадете ногой в медвежий капкан?», он наверняка ответит отрицательно. А теперь слегка изменим постановку вопроса: «Сможете ли вы со всей ответственностью утверждать, что по своей воле никогда не попадете ногой в медвежий капкан?»

Скорее всего, самым вежливым из возможных от­ветов будет что-нибудь вроде «Каким же недоумком надо быть, чтобы нарочно совать ногу в медвежий капкан?!» Да, зверолов всю жизнь боится случайно попасть в капкан, но ничуть не опасается сделать это умышленно, особенно если когда-то он уже в капкан попадал!

Возможно, это сравнение медвежьего капкана и курения вас не убедило. Но сравнение приведено для курильщиков, которые пытаются бросить курить волевым методом. Ведь они по-настоящему верят, что отказывают­ся от истинного удовольствия и настоящей опоры в жиз­ни. И если они несчастны и подозревают, что отныне вся их жизнь превратится в череду несчастий, то у них вполне может возникнуть желание закурить вновь. Так и посту­пают примерно 90% курильщиков. А теперь представьте себе, что вы подсели на новомодный фармацевтический препарат, разрешенный законом, но вам посчастливилось избавиться от этой зависимости. Как думаете, станете ли вы беспокоиться о том, как бы вновь не поддаться этой зависимости? Несомненно, вы уже слышали об этом ново­модном средстве. Его название —

«РАЗРУШЕНИЕ».







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх